Литературный интернет-журнал Колесо
Поэзия

 

 


Игорь Круглов (г.Вязники, Владимирская обл.)

Борис Юдин (США)

Махнёва Елена (г.Омск)


 

" Мне 48 лет. Стихи пишу недавно. Они как бы сами начали возникать в голове, иные напевались, как песня. "

Игорь Круглов

 

Насыпь мне на хлебушек

 

Насыпь мне на хлебушек

Соли земли,

Ангел мой, дланью

Щедрой.

Водицы живой глоток

Пошли

В ключе из реки

Под недрами.

И этой живой

Святой водой

Кусочек хлеба политый

Раненой дам дворняге

Простой,

Машиной на трассе

Сбитой.

Второй кусочек отдам

Старику

С палочкой и орденами,

Чтоб жили подольше

На этом веку,

А третий, последний -

Маме.

 

 

Мама

Мама, посмотри, какое небо!

Солнце, что весной нежнее стало.

Солнышко полечит и погреет,

Чтобы ты быстрее поправлялась.

 

Зиму всю болела и болела.

Как лечить? Что стар, что млад - упрямы.

Ни минуты не могла без дела!

Ну в кого ты у меня такая, мама?

 

И наивно рада, как награде,

Сотне к пенсии, добавленной в апреле.

Старый, что и малый, вечно рады

Шоколадке, горсти карамели.

 

Но давай сегодня о хорошем.

Мам, подставь-ка солнышку и спину.

Ты да я, да мы с тобой всё сможем!

Я твой сын, да у меня есть сын,

 

Да у сына, может, будет скоро

Тоже сын. Чему тут удивляться?

А тебя прошу, без разговоров,

Поживи, чтоб правнуков дождаться.

 

Солнышко, ты маму обогрей,

Дай душе тепло и сердцу радость.

Мама! Только больше не болей.

Ты одна на всех у нас осталась.

 

 

 

      Поэма о значке и билете

 

Сердце жжёт, подшитый под пижаму,

Комсомольский красный мой билет.

И всплывает в мыслях панорама

Незабвенных, дерзких, юных лет.

 

То, как на собранье комсомольском,

Споря об агрессии извне,

Мне плакатом агитационным

Нанесли удар по голове.

 

Завязав с общественной нагрузкой,

Стал я в цехе передовиком.

Ну а ты всё подметала стружку

Рядом с моим фрезерным станком.

 

И кося на вырез твой глубокий,

Свой напильник тиская рукой,

Думал о прекрасном и высоком

Духе нашей партии родной.

 

В талии теперь косая сажень,

Три платка сопливых в рукаве,

Но раздумья о судьбе России

Не дают покоя голове.

 

Ночь за ночью тот же сон мне снится:

Ты с метлой идешь по облакам.

Только на груди, что так колышется,

Нету комсомольского значка.

 

И сквозь сон кричу тебе: "Глафира!

Ты же потеряла свой значок!"

Просыпаюсь. Ночь. Пуста квартира,

Только за трюмо поёт сверчок.

 

И под эту трель, как фонограмму,

Запеваю песни юных лет.

Сердце жжёт подшитый под пижаму

Комсомольский красный мой билет.

 

 

Путник

Скажи, куда идёшь, усталый путник?

Дороги вспять не сыщешь по следам.

И ветерок в ответ потрогал струны лютни,

Что за твоей спиной, и прозвучало -

"В Храм-м-м"

 

Устал наверно, отдохни с дороги.

В мой скромный дом тебе открою дверь.

Куда спешишь? И с неба голубого,

Взлетев с плеча, пропела птица -

"К Вере"

 

Забыв былое, страхи и покой,

Сжёг все мосты назад. Твоя дорога

Куда ведёт тебя? И, в бездне голубой,

Над сводом радуги, звезда шепнула -

"К Богу!".

 

 

Камни

Эх, пиши рука строки складные,

Славь прекрасное, жги убожество,

И в головушке мысли ладные

Всё про истины непреложные.

 

Только в этот час, да на этот миг

Холодок в душе не унять ничем.

Память с шёпота перешла на крик.

Со стыда горю, худо мне совсем.

 

В жизни речку дважды не ступить,

Да и пристань - вот, уж рукой подать.

Чем сильней хочу, тем трудней забыть.

Видно час пробил - камни собирать!

 

Те, что в дурости мог разбрасывать

По садам, головам, в лица, спины.

Боже, милый мой, время дай собрать

Эти камни все до единого.

 

Не ленись, душа, собирай скорей.

Жизнь короткая - надо бы успеть.

И Голгофу свою я сложу из камней,

Где спокойно смогу умереть.

 

Если будет так - можно и писать.

Песни петь Любви, жечь убожество,

И таким, как я чем-то помогать,

Ведь камней тех великое множество.

 

 

Ночной мотылёк

Зря близко так подлетаешь

На яркий свечи огонёк.

Можно сгореть. Понимаешь?

Глупый ночной мотылёк.

 

Да, свет красивый и яркий,

Очень похож на цветок.

Он для тебя слишком жаркий,

Глупый ночной мотылёк.

 

Закрою ладонями пламя,

Чтобы обжечься не смог.

Лезет сквозь пальцы упрямо

Глупый ночной мотылёк.

 

Ты бы дожил до рассвета

И насладиться бы смог

Светом, цветами и летом,

Глупый ночной мотылёк.

 

Спит день - деньской. Ночь настанет

И на свечи огонёк

Снова ко мне прилетает

Глупый ночной мотылёк.

 

 

Игорь Круглов публиковался в интернет-изданиях, таких как: "Грани Эпохи", " Что есть истина", "Анонс", "Путник", "Экзистенция", "Красный Серафим", "Библиотека поэзии", "Порт-Фолио", "Запад-Восток", "Костёр", "Почитай-ка" и типографических изданиях: "Христианская газета", "День и Ночь", "Мост", "Наша Канада", "Ставроша", "Остров сокровищ".

 


 

Борис Юдин

 

Об авторе

 

Поэт и прозаик.

Родился и жил в Латвии. В 1995 году эмигрировал в США.

Публикации в журналах и альманахах: “Побережье”, “Встречи”,

“Слово/Word” ( США), “Стетоскоп” ( Франция), “Крещатик”, “Эдита”, “Зарубежные записки” ( Германия), “LiteraruS” ( Финляндия), “Футурум Арт”, “Дети Ра” ( Россия) и др.

Автор книг: “Убить Ботаника!”, Нора-друк, Киев, 2003, “Дилетант”, Гаятри, М., 2005, “Так говорил Никодимыч”, Жук, М., 2006, “Город, который сошёл с ума”, Жук, М., 2007.

Лауреат Премии журнала “Дети Ра”, 2004 г .


 

* * *

 

Ночью высыпал иней и стала седою сосна.

Значит - поздняя осень, морозец, и кофе спросонья.

Я щекой прикоснулся к простуженной раме окна.

Так ребёнок доверчиво льнёт к материнской ладони.

 

У соседского дома заходится пёс- пустобрех,

На полях жаждет снега щетинообразная озимь,

Начинается день, истончается медленно век,

И подошвы солдатских сапог истираются оземь.

 

Где- то зыбкость портов, кислый запах чужих городов.

А у нас подмерзает, и звёзды ночами текучи.

 

На дороге - раздавленный ёж, словно “Роза ветров”,

Чтобы знали ветра куда гнать надоевшие тучи.

 

 

Третий лишний

Я не лишний, а просто третий.

Чтоб на сердце стало светло,

Обопрись на меня. Так на ветер

Опирается птичье крыло.

 

Обопрись. И не следует злиться,

Что безгласны стоят дерева:

Птичьих лап узловатые спицы

Вяжут влажной листвы кружева.

 

Пыль просёлка ещё сладко дремлет.

Как без посоха тронуться в путь?

Опирается небо на землю,

Чтобы в бездну не соскользнуть.

 

В круп коня упираются шпоры,

Ноги путника – в собственный след.

Не найдя своей точки опоры

В Сиракузах погиб Архимед.

 

Посмотри за окно спозаранок -

Осень в золото сад убрала.

Обопрись на меня. Так лиана

Страстно льётся по телу ствола.

 

В суете городских декораций,

В странной зыбкости вязкого дня

Обопрись. А потом, может статься,

Ты немного полюбишь меня.

 

 

* * *

Вот и лето под горку катится,

И деревья многоузорны.

Если лиственные, то в платьицах,

Если хвойные – в униформе.

 

На припёке уже не согреться.

Слякоть. Ветра ночные аккорды.

Неизбежность лежит под сердцем,

Как у школьницы перед абортом.

 

 

* * *

Ночь давит асфальтовой глыбой.

Круг лампы. Бумага бела.

Поэт кистепёрою рыбой,

Насупясь, сидит у стола.

 

Уходит увядшее лето,

Деревья снимают пальто.

Поэту хотелось “про Это”,

Но пишется только “про То”.

 

Ах, эти бессонные ночи!

Перо замирает в руке.

Поэты питаются строчкой,

Как щуки мальками в реке.

 

Вдруг рифмы абракадабра

Забьётся на языке?

 

Стакан, чтоб не высохли жабры,

В поэтовом плавнике.

 

 

* * *

Учитель наш безмерно строг.

Твердит настойчиво и сухо:

“Азъ- Буки – это Азъ есмъ Богъ,

А не школяр, глядящий букой. “

 

Я цепенею у стола:

Опять, опять не знаю правил.

Я сам себя в тупик поставил,

Сказав, что жизнь моя мала,

 

Что зыбок строй напрасных строк,

Что мысль моя в пыли и ржави.

 

“Я царь, я раб, я червь, я Бог.” –

Писал блистательный Державин,

Сомненьям подводя итог.

 

 

* * *

“Когда б Вы знали из какого сора...”
А. Ахматова

Накинь на плечи не тунику -

Дороги полотно.

И в мир, где пахнет земляникой,

И в ставенках окно.

 

Где городок в тисках заборов,

Как в латах воин,

А центр - в оборочках соборов

И колоколен.

 

От пыли некуда укрыться.

Но как красиво

Стихи высовывают рыльца

Среди крапивы!

 

Белеет надпись на заборе

Проста до скуки,

И Муза ищет строки в соре,

Испачкав руки.

 

 

Летний дождь

Слава Богу, что жара ушла

И насквозь промокли сизари.

Лужи, как расплющенный дуршлаг,

Только вместо дырок – пузыри.

 

Непривычно улица пуста:

Нет ни суеты, ни перебранки.

И на мокрой голове дрозда -

Хохолок обкуренного панка.

 

 

* * *

Старинный город. Лето. Тень от клёнов.

А в нише дома, как шахтёр в клети,

Раскрашенная статуя Мадонны

Стоит, бессильно руки опустив.

 

Туристы. Гид. Старуха нянчит внука.

Душа бессмертной будет. А пока

Скулит тихонько в подворотне сука

О том, что дворник утопил щенка.

 

 

* * *

А что мы всё о вечном?

Давай о преходящем.

Давай о первом встречном:

И пьющем, и курящем.

 

Он притча во языцех,

Экстракт дурных манер.

К тому же матерится,

Как унтер- офицер.

 

Похмелье, и изжога,

И хром, и кособок...

 

Что? Он – подобье Бога?

“Конечно”. – скажет Бог.

 

 

 


 

Махнёва Елена

Не издевайся над моей утратой...

 

Не издевайся над моей утратой.

Как жаль, мне больше нечего терять...

Кидаю мысли на бумагу ватой -

Самой себе не сложно доверять.

 

Не измывайся над моей душою.

Как жаль, моей душе уже не петь...

Ей остается огненной стрелою

В костер безумства твоего лететь.

 

Не обижайся, верности хранитель.

Как жаль, мне больно от твоих обид...

И от стыда сгорая на граните

Я розовею в мгле надгробных плит.

 

Не добивайся нежности ненужной.

Как жаль, я таю в нежности другой...

Быть для тебя холодной и бездушной

Мне так же тяжело, как быть с тобой.

15.01.2006

 

 

 

Ты меня вЫходи...

 

Полоснул по глазам

Свет фонаря,

Воздух сжался от дыма

На выходе.

Я упала в трамвай

От невстречи больна

Безнадежно. Но ты меня

Выходи.

 

Мне плесни прямо в душу

Надежду - чай,

Сахар - ласку рассыпь

По блюдечку.

Заверни мои плечи

В объятья - шаль,

Поцелуем коснись

Пальцев - дудочек.

 

Как лекарство твой голос,

Микстура - слова.

Расставание - кашель

На выдохе.

От разлуки как рана

Моя голова.

Я больна. Не бросай меня.

Выходи.

15.01.2006

 

 

 

Ближе к тебе...

 

Ближе к тебе –

солнце слепит,

глаза болят,

немеют ноги.

Ты далеко –

рука лепит

из расстояния

слоги.

 

Снова вопросы:

«Как получается,

что расстаются

люди?».

Под потолком,

словно люстра качается

моя душа

на блюде.

 

Руку целуешь –

губы немеют,

земля из-под ног

вон.

Не оборачиваешься –

тлеет

голоса моего

звон.

 

Книга твоя -

буквы, строки,

даже страницы

вплавь.

Вижу во сне тебя,

но мне не спится.

Ведь сон о тебе -

Явь.

2005

 

 

 

Свободной быть легко

 

Свободной быть легко…

Слова не прятать, чувства,

Носить смешные шляпы,

Танцевать.

Гулять по улицам

Без дела. Жить искусством.

И ночи, чтоб увидеть сон,

Не ждать.

С тобою встретиться

И быть самой собою,

И, может быть, не лгать другим

Безбожно.

Я знаю, я могла бы

Быть такою.

Свободной быть легко!

Но невозможно…

13.08.2004

 

 

 

Нет чувств. А без них - тоска...

 

Нет чувств. А без них - тоска.

Жизнь наизнанку.

Скольжу по краю листка

Как иностранка.

Пустой потолок и пол

Холодней земли.

Разведу из стихов костер.

Мой трон - гори!

07.01.2006

 

 

 

Я дорогами перебинтована...

 

Я дорогами перебинтована.

Расстояние - йодом брызжет.

Телефонным шнуром оторванным

Я тянусь тебе вслед. Выжить...

Пережить, выждать. Дождаться.

Птицей раненой к тебе вылететь.

На груди твоей распластаться.

Поцелуями лицо выбелить...

 

А пока только в прутья клетки

Упираются мои крылья.

И на каждом окошке - метки -

Сохнут капли дорожной пыли.

08.12.2006

 

 

 

В мою жизнь как комета Ты...

 

В мою жизнь как комета – Ты,

Атмосферой навстречу – Я.

В твоем дымном хвосте – Мечты,

Подо мной только лишь Земля.

 

Притяженье – я вверх, ты – вниз.

В космос – Я, Ты упасть хотел…

В небе всполох последних искр –

Жар от трения наших тел.

 

Яркой молнией в полночь Мосты…

Скоро встанет из бездны Заря.

Обожженной звездою – Ты…

Раскаленным воздухом – Я…

16.02.2006

 


С творчеством Махнёвой Елены, также, можно ознакомится на странице http://www.stihi.ru/author.html?severinat .

 




 

 

 

Литературный интернет-журнал Колесо