Литературный интернет-журнал Колесо выпуск 8
Поэзия

 

 

Полина Ефимова

 

        Потушенные свечи

 

Я помню: свечи кроткие сияли

Во Храме перед ликом Пресвятой,

И Господу там славу возглашали

В словах молитвы чистой и простой.

 

Огни живые бились, трепетали,

А воск был излиянием сердец…

И всем казалось, будто бы сплетали

Они Пречистой огненный венец.

 

Их кто-то потушил в одно мгновенье,

Когда святая служба отошла…

Огни исчезли, светлые виденья,

И стала в мире вновь сгущаться мгла.

 

Но с этих пор…, когда людские речи

Мне в душу льют сомнений горький яд,

Всё кажется, что где-то эти свечи

По-прежнему, по-прежнему горят…

 

 

                    Причитание

 

Синей птицей – да со сломленным крылом,

Бессердечной – да не знающей о том,

Вечной странницей – да мало ль в мире их?

Сиротой – да при родителях живых.

 

Ты теки, не застывай, моя река…

Будь стремительна, чиста и глубока.

Утопи же, унеси печаль мою –

Твой хрустальный лёд слезами разобью.

 

Птице раненой уж больше не летать,

Сердцу мёртвому уж больше не страдать.

Лишь холодный белый снег да тихий свет…

Велика земля, да только дома нет.

 

 

              Поэту

 

Стихи и звёзды остаются,

А остальное всё равно…

Георгий Иванов

Не спорю с тем, что знает каждый,

Но сердцу утешенья нет:

Ведь, право, мне совсем неважно,

Кто будет через сотню лет

 

Читать стихи твои, не видя

Уже того, что я найду,

Не зная о слезах, обиде

И боли – помня красоту.

 

Мой друг, я не права, быть может,

Прости: я только человек.

Меня твоя душа тревожит,

Мне нужен этот день и век –

 

Когда сердца родные рвутся,

Прочесть с улыбкой не дано:

«Стихи и звёзды остаются,

А остальное всё равно».

 

 

                     * * *

 

На шаре ярко-жёлтый цвет полос,

Смеющиеся дети на качелях,

Мерцание седеющих волос,

Студенческой компании веселье,

 

Недопитый в кафе горячий чай

И красный шарф, накинутый на плечи,

И ласковое слово, невзначай

Услышанное (ведь не мне прошепчут…),

 

И вечерами старых улиц тишь,

И клетки пледа, смятого небрежно,

И статуэтка глиняная – мышь,

И сердца плач, когда в болезни грежу,

 

И алое сияние зари,

И снег глубокий… Отчего, не знаю,

Мне всё о давних встречах говорит,

Немилосердно Вас напоминая?

 

 

                      * * *

 

Я никогда Вас не любила, право,

И были очень часто, помню я,

Суждения мне Ваши не по нраву,

Но Вы – былых проступков боль моя.

 

За прошлое наказана я, что ли?

Сама не понимая ничего,

Я Вас люблю не только против воли,

Но даже против сердца своего.

 

Я словно плачу Вашими слезами,

И Ваш успех, как свой, меня пьянит,

Я словно ощущаю вместе с Вами

Всю горечь незаслуженных обид –

 

И эта связь живёт, тревожа душу,

Она необъяснима… Только жаль

Её покой томительный нарушить,

Прогнать её безвестную печаль –

 

Иль радость? Право, как они похожи…

Жить с болью проще, чем забыть о ней.

Я и теперь Вас не люблю, быть может,

Но эта боль самой любви сильней.

 

 

                       * * *

 

Мой стол твоими письмами покрыт,

Как двор пустой – ковром осенних листьев.

Я лампу зажигаю – пусть горит,

Мне дорог свет, задумчивый и чистый.

 

Мне нравится, что в доме шум затих…

Я проживаю давние печали

И радости – но было меньше их, -

Что мы за эти годы повстречали.

 

Перебираю старые листы

Так бережно порой, как будто больно

Бывает им… А как слова просты,

И только их окажется довольно,

 

Чтоб чей-то голос трепетный, живой

Ко мне бумага принесла немая…

Она шуршит осеннею листвой,

Когда конверт, как руку, я сжимаю.

 

 

                  Нарцисс*

 

Осталось у брата одно утешенье:

Глядеться в реку на свое отраженье.

 

Коль не были воды мутны и быстры,

В них жили черты утонувшей сестры.

 

Раз долго глядел, верно, крепко забылся,

А облик любимый, тускнея, рябился.

 

И юноша вскрикнул и прыгнул в поток…

На месте том вырос прекрасный цветок.

 

… И я не забуду, встречаясь с другими,

А если услышу желанное имя,

 

То блеск твоих глаз и улыбку в устах

Вдруг вижу в чужих, незнакомых чертах!

 

Ответят мне что-то нежнее и тише –

А в голосе отзвук единственный слышен.

 

Вернись! Пощади! Далеко ль до беды?

Приманчиво зеркало чистой воды…

 


)* Нарцисс, по греч. мифологии – юноша, влюбившийся в себя.

Есть другой вариант легенды:

Нарцисс смотрел на свое отражение, напоминавшее ему черты умершей сестры. Наконец, обезумев от горя, он бросился в воду.

 

 

         Осенние цветы

                                              Памяти Беслана

 

Старинный сад. Вхожу сюда под вечер,

Скрывает листопад мои следы.

Свои бутоны холоду навстречу

Открыли здесь осенние цветы.

 

Здесь пробует свои порывы ветер,

И часто дождь рыдает в эти дни.

Цветы же, как напуганные дети,

Улыбки солнца ждут. Они одни

 

Не знают, отчего темно и больно.

Лишенные шипов роскошных роз,

В неприхотливости простят невольно

И сумрак дня и утренний мороз.

 

Они не знают смерти – нет, не знают,

Когда без грусти в небеса глядят.

Невинно так головками кивают,

Когда задену платьем, проходя.

 

А я боюсь приблизить к ним ладони,

Столь беззащитна их немая речь.

Хочу ответить: «Вас никто не тронет!» -

И знаю, знаю: их не уберечь…

 

 

                         * * *

 

В зимнюю пору, средь белой метели

Бабочки в комнату вдруг прилетели.

 

Может быть, это сегодня мне снится?

Кружится яркая их вереница,

 

Верится в чудо: живые цветы

Нынче слетели ко мне с высоты.

 

Будем счастливыми скоро на свете,

Если холодный, неласковый ветер

 

Вместо растаявших хлопьев и слёз

Зимнюю сказку на праздник принёс

 


Немного об авторе

 

Ефимова Полина Евгеньевна. Родилась 4 февраля 1985 г . в городе Рыбинске. Окончила среднюю школу № 1, музыкальную школу им. П. И. Чайковского. В 2006 году закончила обучение в РГАТА, на социально-экономическом факультете по специальности «Экономика и управление на предприятии». Работает на заводе и преподаёт математику в РГАТА, готовится к поступлению в аспирантуру. Стихи, прозу и песни пишет с детства.

 




 

 

 

Литературный интернет-журнал Колесо