Литературный интернет-журнал Колесо выпуск 3
Публицистика

 

 

Живой огонь

Русское язычество, как и вообще всякая религия, представляло из себя особое цельное мировоззрение. Это было не верование, а образ жизни лицом к лицу с матерью природой. Служители капищ, волхвы, кудесники, скоморохи, сказители и старожилы своим опытом и примером поддерживали жизнь славянских племён на достаточно высоком духовном уровне. В древние времена материальные и духовные ценности были неразрывно связанны между собой, и всякая работа производилась с великим благоговением, так как являлась одновременно и удовлетворением жизненных потребностей общества, и почитанием умерших предков, и восхвалением природных стихий.

О том, как древний человек ощущал в себе окружающую его действительность, свидетельствует образная выраженность, сохранившаяся в наших областных наречиях и памятниках устной народной словесности. Слово для человека в эпоху становления словесности, а, следовательно, и его языческого миросозерцания не было только знаком, указывающим на известное понятие, но оно в то же самое время живописует самые характерные оттенки предмета и яркие, картинные особенности явлений. (Например: лизун – коровий язык; каркун – ворон; изъедуха – злобный человек; мигай – глаз; сморкало, сопай и нюх – нос; живулечка – дитя. А также, в обыкновенных санскритских словарях находится 11 названий для света, 15 для облака, 20 для месяца, 35 для огня, 37 для солнца и т.д.) «В старые годы, в молодые дни, не за нашею памятью, а при наших дедах да прапрадедах» значение корней было осязательно, присуще сознанию народа, который со звуками родного языка связывал не отвлечённые понятия, а те живые впечатления, какие производили на его чувства видимые предметы и явления.

Не поэтому ли мы высоко ценим и искренне любим произведения старины, ищем в них источник вдохновения, а наши дети внимательно слушают и запоминают на всю жизнь сказки наших бабушек?

Осознав, что творилось в душах наших предков при виде зарождающегося дня или увядающей зелени, исчезновения с небосвода священного Солнца, и появления луны; как древний человек пытался выразить свои чувства словами и с каким торжеством проводились языческие праздники – можно понять почему для религиозного культа были употребимы (с мировоззрения современного человека ужасные и бессмысленные) такие жертвы. То было тогда, а не сейчас.

Они, наши пращуры, приносили в жертву не бессмыслицу, а самое ценное, самое дорогое и горячо любимое, что у них есть. И не было в этом никакого эгоизма, личностных интересов или выгодных перспектив – всё происходило на благо и процветание Рода.

Наверное, единственное, что даёт явное процветание всему живому, это – Солнце. Оно, как нежное материнское сердце согревает нашу землю своим теплом, но в то же время является и яростным губителем в лице испепеляющего своей жарой светила. За его вращением исстари наблюдали древние люди. Можно с твёрдостью утверждать, что практически все культовые праздники возникли на основе циклического вращения солнца. В зависимости от рода деятельности племени, особо почитаемы были для земледельцев – время зимнего и летнего солнцестояния, для скотоводов – весеннее и осеннее равноденствие. Но так как весь род человеческий прошёл через два основных вида деятельности, то в его культуре присутствуют все четыре Великих праздника.

Самым бурным праздником был Ярилин день, Купало – в ночь с 23 на 24 июня. Это был праздник в честь Солнца. В это время наша северная природа достигает наивысшего расцвета и пышности.

Этот поворот солнца, въезд его в далёкий зимний путь сопровождается народным празднеством. Пламя костров, разводимых в навечерии Иванова дня (24 июня), служит символическим знамением июньского солнца. Костры раскладываются на открытых полях, по берегам рек и преимущественно на холмах и горных возвышенностях: в ночь на 24 июня, как скоро загорятся Ивановские огни, Карпаты, Судеты и Исполиновы горы представляют истинно великолепное зрелище. В старые годы в совершении обычая возжжения огней принимали участие не одни простолюдины, но и владетельные князья и благородные сословия.

У священного огня толпился народ: молодёжь украшала себя венками, пела и танцевала; все же вообще – и старые, и молодые прыгали через пламя, переносили через него детей и бросали в костёр разные травы. Бросая в огонь травы, причитывали: «да сгорят с этим зельем и все мои беды!»

На Руси для возжжения купальского костра, употребляется живой огонь, почётные старики добывают его трением из дерева, и пока продолжается эта работа – собравшейся вокруг народ стоит в благоговейном молчании, но как только огонь вспыхнет – тотчас же вся толпа оживляется и запевает радостные песни. Девицы в праздничных нарядах, опоясанные чернобыльником и душистыми травами, с цветочными венками на головах, и холостые юноши схватываются попарно за руки и прыгают через разведённое пламя. Прыганья через огонь избавляет от недугов, злого очарования и бесплодия; матери нарочно сожигают на купальском костре снятые с хворых детей сорочки – для того, чтобы вместе с этим бельём сгорели и сами болезни.

«…егда нощь мимо ходит, тогда отходят к реце с великим кричаньем, аки беснии, омываются водою» - повествует Стоглав встречу рассвета Иванова дня.

С незапамятных времён ночь на Ивана Купала почитается лучшим в году временем для сбора целебных трав, цветов и кореньев, называемые в Виленской губ. святоянским зельем, сохраняются в семьях, как некая святыня.

 

… Купало, якоже мню, бяше богъ обилiя, якоже у Еллинъ Цересъ, ему же безумныи за обилiе благодаренiе приношаху въ то время, егда имяше настати жатва. Сему Купалу, бђсу, еще и донынђ по нђкоихъ странахъ безумныи память совершаютъ, наченше iюня 23 дня, въ навечерiе Рождества Iоанна Предтечи, даже до жатвы и далђй, сицевымъ образомъ: съ вечера собираются простая чадъ, обоего полу, и соплетаютъ себђ вђнцы изъ ядомого зелiя, или коренiя, и препоясавшеся былiемъ возгнђтаютъ огнь, индђ же поставляютъ зеленую вђтвъ, и емшеся за руцђ около обращаются окрестъ оного огня, поюще своя пђсни, пречлетающе Купаломъ; потомъ презъ оный огнь прескакуютъ, оному бђсу жертву себе приносяще. (прим. ред.: здесь ђ обозначает ять)

( О идолахъ русскихъ.Густинская лътопись. Полное собранiе русск. Лътописей, томъ 2, стр.256.)

 

В половине июня полуденное Солнце достигает высочайшей точки на небе, дни становятся наиболее продолжительными, и наступает пора томительного зноя; на этой вершине оно остаётся в течение нескольких дней, называемых днями летнего солнцестояния, а затем, поворачивая на зимний путь, начинает всё ниже и ниже спускаться по небесной горе.

Всё находится в постоянном изменении. Нет ни одного дня, чтобы он был похож на все остальные – эта неопределённость, таинственная неизвестность лелеет нашу душу своим разнообразием. Мы думаем завтра будет тот-то и то-то, но на самом деле не можем предсказать даже следующую минуту нашего бытия. Заслонив себя тенью, можно постичь многое. А это многое разольётся бурным потоком живительной влаги в наших душах.

 

Найдёнов Д.Л.


 

При написании статьи была использована следующая литература:

1. Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. В трёх томах. – М.: Современный писатель, 1995.

2. Гальковскiй Н.М. Борьба христианства съ остатками язычества въ древней Руси. В двух томах. – Харьковъ: Епархiальная Типографiя, Каплуновская ул., д. № 4, 1916.

3. Успенский Б.А. Филологические разыскания в области славянских древностей. – М., Изд-во Моск. Ун-та,1982, с248.

4. Советский энциклопедический словарь, гл. редактор Прохоров А.М., изд. Четвёртое, исправленное и дополненное. – М.: Советская энциклопедия, 1989. M



 

 

 

Литературный интернет-журнал Колесо