эмблема журнала КОЛЕСО   Колесо - литературный журнал №22, сентябрь - октябрь 2009 года
Поэзия

Полина Аксенова

***

С разбегу брошусь в ворох

осенних листьев,

Несмотря на тех,

кто «не поймет».

Лишь кисти рук

(а может быть, художника кисти)

Опустятся бессильно:

осень ждет.

А я живу, как бабочка,

с той лишь разницей,

Что никто не видел

бабочек – плачущими, а я – могу…

Осень ждет, а я в своей усталости

не прогоняю тоску.

А мир вливается в меня – прилив,

Отлив – уходит через слезы, через стих.

И я, как будто бы на лезвии ножа

Живу, как лист осиновый, дрожа.

 

Октябрь 1996

 

***

Ты уходишь, мечтаешь лететь.

Ты всего так хотела, пойми –

Ты не можешь понять меня,

А я не могу тебе спеть…

Ветер застыл внутри, свет не погас.

Знаешь, каждый наш стих –

Гораздо больше нас.

Оглянись напоследок, не забудь меня –

Я всегда буду рядом с тобой,

Ласковым светом глаз,

Вечной твоей луной.

Все, что не можешь взять – отдай,

Чувствуешь, ветер застыл внутри?

Это рай…

 

4.05.03

 

***

Темница сыра и пуста,

И звона не слышно часов

На стенах умолкших квартир.

 

Здесь звуки роняются в грязь,

Здесь песни рождаются в мир,

Чтобы пропасть…

 

Здесь люди до боли ясны –

Как шаг от стены до стены,

И словно распятие, стих,

И словно моление – миг…

 

Но где же ты? Что же с тобой

Случилось сейчас?

Я птица. Меня уже нет среди вас.

 

14.06.03

 

***

Губы шелестят, как листья,

Трепетно, печально, нежно,

В порывах холодного ветра

Отдаваясь законам колючих дождей.

Замирает картина.

По спектру – вдаль…

Опускаются кисти,

Голос, тихий и робкий,

Вливается в море безбрежное,

Взгляд замирает на лицах людей.

 

Одиночество – состояние

Трепетной прозрачности стен

И туманных загаров рук.

Слышишь свое одиночество?

Так шелестят на ветру, как листья,

Улыбкой спокойной очертания губ.

 

октябрь 1996

 

***

И все одиночества,

Начавшись, кончаются

В кругу, ограниченном

Чертой Настоящего…

 

***

Мир осенний над памятью

Закружился растянуто.

Отраженные лужами,

Мысли словно обмануты.

Над домами вполголоса

Дождь поет о несбывшемся,

Будто, брошенный нежностью,

Он жалел о случившемся.

 

Не печалься, мой солнечный

Прошлый друг из грядущего!

В отголосках волшебного

Ты найдешь правду сущего!

 

Парк вечерний в мечтаниях,

И аллея заброшенно

Убегает от холода…

В добрых воспоминаниях

Фонари завороженной

Нас встречают улыбкою…

Обнажившимся деревом

Я дрожу в откровении.

 

Ты, облекшись в терпение,

Над волшебною скрипкою

Плачешь – струны колеблются

И играют безжалостно.

Мы смеемся восторженно

Над прекрасным – над малостью.

 

Не ищи ты, мой радостный,

Тайну корня целебного!

Ты найдешь правду сущего

В отголосках волшебного!

 

сентябрь 1996

 

***

На лепестке застыла капелька.

О чем задумалась, холодная?

Цветок о чем-то плачет: к осени

Теченье жизни направляется.

Цветок с надеждой к небу тянется,

Он верит и неслышно молится:

Простят, быть может, ветерки морозные,

Хранители чертога вечности?

 

На лепестке застыла капелька, -

Как будто на сердце.

Тоской суровою

Спускалась осень на поникший сад.

 

октябрь 1996

 

***

Я предпочту тебе ивовый ствол;

Наверное, он все-таки добрее,

Наверное, не изменяет вере

За сотню лет…

 

Я предпочту тебе полеты в небесах–

Как птица, забываться от восторга,

Как птица, поселиться, все отторгнув,

В сиянии планет…

 

Я предпочту себе любовь твою...

Я вновь верну мечтание и веру.

И пусть любовь моя не знает меры.

Я вновь люблю…

1996

 

Стихи

Подслушать у дождя симфонию морей,

И белых чаек крик, и ветра сновиденье.

Ты проживи так миг – и радуйся прозренью.

Забудь про невезенье – увидишь счастья лик.

 

Подслушав у дождя полет моих стихов,

Подслушав у свечи тепла любви горенье…

Как жаль, что не понять загадок древних слов

И что-то не узнать в небесном откровенье.

Подслушать у стены струящейся воды

Всю холодность небес – всю негасимость чувства.

И где-то увидать вдали шумящий лес,

И в радость пробудить волшебное искусство.

 

1996

 

***

Ночь опускает полог над земной суетой.

Тонкие крылышки фей замелькали во мгле.

И незаметно в окно вылетит птица-душа

В сказочном тихом сне.

 

Тихо со звездами ночью может душа говорить

И с волшебством, что секреты скрывает собой.

Вдруг незаметно в окно вновь возвратится душа,

Чтобы наутро проснуться прекрасной мечтой.

 

Тайны и явь растворяются в свете звезды,

Юной звезды, что над городом всходит ночным.

И незаметно ко мне голос вольется твой,

Ставший таким любимым и неземным.

 

***

На весенние дороги падает дождь.

Пробуждает с утра раннего тихая боль.

Не услышишь, не забудешь, ничего не вернешь

В продолженье бесконечных вечных споров с судьбой.

 

Не судите нас за то, что довелось нам узнать

По велению судьбы одиноких ночей.

Как хотели любить, так хотели летать,

Но все падали в огонь беззаботных свечей.

 

Утра раннего молитва, с силой сжатый кулак.

Мы по улице бежали за весенним дождем.

За иллюзией-победой над колдуньей-судьбой.

Подоконник для двоих и познание – сон.

 

Ты люби меня, мой теплый огонечек святой,

Помни: где-то очень жду на усталой земле.

А когда печальный дождь постучится в окно,

Знай, что капли – это мысли о тебе, о тебе.

 

***

Я сквозь слезы не плачу

печально

смотрит небо

в мое молчанье…

 

***

Минорное бытие мое

Упало в траву

Лежу на траве

И пою, чем живу…

 

1999

 

***

Я знаю, о чем ты молчишь,

Мой печальный Ангел,

Завораживающий сутью:

По сути – любовь.

Прошу тебя, не молчи!

Дай мне увидеть травинку,

Что грустно склонилась

В лепестках твоих глаз.

Нет, лучше не говори ни слова,-

Ведь если ты скажешь,

Тихие явственные сумерки

Упадут на мои губы,

Словно речной песок,

И ты уже не сможешь

Найти заветную ракушку

В трепетных веточках

Моих легких рук.

А я не сумею напоить тебя

Нектаром цветков папоротника,

И мы уже не закружимся

В прозрачных брызгах лугов

Нашего дома.

Я просто знаю, о чем ты молчишь,

Мой вечно поющий Ангел.

 

октябрь 1996

 

***

Заплетает в мысли ветер

Грустных звезд мерцанье.

Тяжело на этом свете,

Свято – ожиданье.

 

март 1997

 

Мантра осени

От деревьев по всей земле –

Желтый лист на моем окне.

От тепла на земле во мне –

Слезы горечью, боль в тишине.

Мудрость жизни – слова стихов,

И других невозможность слов.

Ожиданье тебя – я в слезах,

И слезами – страданье в глазах.

Я все жду, что взойдет луна,

Что не буду больше одна.

От метели по всей земле

Белый снег на моем окне.

 

январь 1997

 

***

Как в зале ожидания,

По переулкам памяти

Мелькают непонятные

Созвучия и образы.

А где-то коридорами

Бегут мои знакомые.

А может, только кажется,

Ведь очень тихо вечером,

И люди неизвестные

Давным-давно покинули

Мою обитель детскую.

А я сижу, невидная,

На самой дальней лестнице.

Листок упал за окнами,

И все труднее дышится

От слез дождливой осени.

 

ноябрь 1996

 

***

Любовь – это чувство

Меланжевой грани заката,

И таянье снега,

Печально, неслышно когда-то

Волшебной мечтою

На землю слетевшего с неба,

В невольном прозрении ставшем

Слезой, что питает

Цветочные нервы и реки…

Любовь – это небыль

Разлуки, она тихо дремлет

В ладонях ребенка,

Принцессы прекраснее феи,

И мчится куда-то –

Искать ту песчинку в пространстве

Меланжевой грани заката.

1999

 

***

Рождение иного мира

Неслышно воспоет гитара

Иль странника-поэта лира.

 

В глазах твоих тот звук качнется,

И ты прикроешь их невольно.

Рожденье в этот миг начнется.

 

Прошепчут губы заклинанье,

Что произносит все живое.

В руках сожмешь воспоминанье.

 

Энергий тонких, тонких звуков

Изменчивость в гортани ляжет.

Он отдается в твои руки.

 

декабрь 1996

 

***

Жизнь бурным потоком

Несется мимо.

Я пытаюсь понять

Суть этой песни.

Сижу на своем

Месте под солнцем

И смотрю на мир

Глазами ребенка.

 

На моей гитаре

Вырастают травы.

Мы сливаемся с ней

В созвучии странном.

Я ребенок. Я еще

Не пишу сонат.

На берегу реки

Я играю гаммы.

 

октябрь 1996

 

***

Мое грустное настроение –

В переплетениях дождя,

В разговорах автобусных,

В желтых листьях и в отражениях…

 

Мое грустное настроение

Ищет, ищет себе

оправдание,

В галереях, музеях и выставках,

Не находит себе выражения…

 

Мое грустное настроение

В капюшоне, насквозь промокшее,

В парке звонко по лужам шлепает,

Но не может найти понимания

И не слышит в дожде объяснения…

 

1996

 

***

Снег из холодных облаков.

Сорвется день с цепи веков.

Какая блажь, какой пустяк-

Тепло дарить не за любовь,

А просто так…

 

Оборванной струной звенев,

В глаза печальные смотрев,

Стихи – земле, и в небеса

Оборванные голоса.

 

Спасибо всем.

 

2002

 

***

Тонкие песни слетают с губ:

Легкие глупости вечно врут.

Льется небо из облаков

Белым снегом из всех веков.

 

Звонкий смех и тяжелый грех –

Смейся, плача, тоскуй, шутя.

За каймою прозрачных век

Смерть невинная, как дитя.

 

Наших комьев тупая грязь,

Наших мыслей немая связь.

Размечтаемся – об обман,

Затеряемся – за туман.

 

По теченью весны-реки

С миром пустим свои стихи.

 

2002

 

***

Последняя моя осень,

Глупая печаль.

Исплакалась, изговорилась.

Прощай.

 

Вернейшее мое чувство,

Светлая любовь.

Великолепие, безумство

Вновь.

 

Твой запах опавших листьев

Скорей вдохнуть.

В бессильности моей кисти

Ничей путь.

 

1997

 

***

Все просто все равно.

Уже не пустишь ввысь

По радуге – реки,

По брызгам – нити снов.

Мы не затем живем.

Мечтанья-чужаки

Запутали наш путь,

Разрушили наш дом.

Все больше стало слов.

Длиннее стали дни.

Расходится любовь.

Душа теряет свет.

Все больше – не о том.

Все чаще – ухожу.

И в этом ничего

Особенного нет…

 

2002

 

***

Кого хочу видеть,

С кем брожу в переходах снов,

С тем молчу при встрече,

Не нахожу нужных слов.

 

Как объяснить другому

Тепло весенней мечты?

Как обнять и чувствовать только,

И не знать пустоты?

 

Затаить в складках куртки

Запах ночных морей,

И весеннюю радость леса,

И песнь полей.

 

Ни к чему, ни к чему страданье.

Тайны все про себя храня,

Понимаю только молчанье

И рожденье нового дня.

 

2002

 

***

Город, бегущий передо мной,

Ветка омелы в твоих руках.

Все это так, долгожданный мой!

Мы сегодня с тобою в разных веках.

 

Солнце мое, ощути этот мир

Так же, как я, на блистательный миг –

Эту печаль и ласточки крик,

И неземной волшебный эфир.

 

Только деревья, и только слова

Знают меня на чуть-чуть и молчат.

И со стихов опадает листва

Невпопад, невпопад…

 

2001

 

***

Почему меня вновь не слышно?

Ты спроси напрямик –

Я не стану запахом вишен,

Не прочту всех книг…

 

И не вырвусь никак из объятий

Городской толчеи,

Оттого, что никак не хватит

Мне мирской колеи.

 

Оттого на вокзале шумном

Я ищу поезда туда,

Где над яблоней в мире чудном

Воссияет моя звезда.

 

2002

 

***

Милое мое солнце,

Теплая моя радость,

Утренний сон твой,

Воли моей сладость.

 

Непонятое извечно.

Несказанного – так много.

Мы все говорим беспечно,

Не слушая голос Бога.

 

И ты не поймешь сегодня

Того, что я не сказала.

А дождь все гремит по сходням

Невидимого вокзала.

 

И я опять молчалива.

Уносится взгляд по рельсам.

Прощаемся торопливо.

Двоим в этом городе тесно.

 

Обо всем позабыв, листаю

Юных листьев зеленые строчки.

По коре – по губам – читаю

И целую цвет яблонь ночью.

 

2002

 

***

Сколько можно лежать и лежать

И смотреть в небеса?

Сколько можно просить и просить,

Чтоб упала слеза?

Сколько можно терпеть и терпеть,

Крепко сжав кулаки?

Как, устав, насовсем позабыть

Все мечты и стихи?

 

Уходить в темноту за веками,

Свои крылья ломать…

Научиться не думать стихами,

Научиться не ждать.

 

2001

 

***

Брожу по городу, как сумасшедшая,

Не исчерпавшая своего одиночества.

Руки-улицы отовсюду тянутся

Со всех сторон север и мои полночи.

 

Не слушай меня, юродивую,

Душою больной извечную,

Слагающую рапсодии,

Теряющую их в вечности.

 

Не выносила, не выкормила,

Разбила полет-иллюзию,

Твои пути возвеличила,

Свои дороги – сузила.

 

Стихи болят в бесконечности –

Судьба ведь такая маленькая

Одиночества – наши чаяния

И признаки изначалия.

 

26.08.02

 

***

Освещенная светом тонким,

В легком танце кружит Земля,

Тает в теплых ладошках ребенка

Конец февраля.

 

На чердачном окошке затихнув,

Я рифмую все звуки снизу,

Подбирая под рифмы ритмы

По холодному звону карнизов.

 

Но все песни в снегу разливаются

Так заливисто, громко и звонко,

И осколки переливаются,

Забавляясь, в руке ребенка.

 

2002

 

***

Я живу в этом городе Ом,

Зазеркальном, заиндевевшем,

В ожидании марта дрожащем

От холода, нежном.

 

Я играю его рассветами,

Словно бисером, нежно сплетенным.

Одиночество мое – вечер,

И стихи во мне, словно свечи.

 

2002

 

***

Стихов серьезные тома

Манят своей сердечной тайной.

В окне застывшие дома

Заснежены зимой хрустальной.

Века сливаются в одно

И в тонких шелестят страницах,

И этой ночью вновь не спится,

И смотрят ангелы в окно.

 

2000

 

***

День, из столетий вырванный, смоет

Слезы на лицах.

В робкой надежде, в тихом покое

Солнце садится.

Ты не заметишь, и я не замечу

След в отдаленье,

Где не случится какая-то встреча –

Несовпаденье.

Вскользь по бумаге разбросаны Строчки,

В памяти – лица…

Там, за домами, за горизонтом

Солнце садится.

 

2002

 

***

Под печальным полуночным

Проливным холодным скерццо

Я уйду читать по строчкам

Звуки раненого сердца.

 

Молчаливые деревья

Доверяют свои тайны.

По волшебному поверью

Мир открою безымянный.

 

Заблужусь и затеряюсь.

Птицей раненой тревожной

Упаду с небес высоких

На твои ладони, Боже.

 

1999

 

***

Ни видеть не хочу, ни слышать.

И лишь в молчаньи тихий шорох моря

Постигать и быть самой,

Ответив сердцу «да»

На самые молчащие желанья.

 

1999

 

Саше

Солнце мое маленькое,

Но все же такое яркое!

Песенка неба синего,

Слово – такое сильное!

 

О чем я тебе говорю?

Что за душою носим мы…

Я тебе дарю самый красивый

Лист осени…

 

2002

 

***

Уже желтеют острова,

И город овевает осень,

Как будто сон.

Кружит листва

И мысль опавшую уносит.

А сердце стонет и болит,

Несносное оно такое:

Безумно хочется любви,

Безумно хочется покоя.

 

1999

 

***

Над долиной проплывает предзакатный солнца луч

Я в твоих глазах читаю бесконечную печаль

Твое сердце одолеет эту страшную войну

Твои мысли уплывают в неопознанную даль.

 

Я сижу на скользких трубах, я боюсь сорваться вниз

Я счастливой стала снова, я поэтом родилась

Наши души незаметно в такт любви переплелись

Им не страшно подниматься, их судьба – опять упасть

 

Снова пальцы перебором прекратят молчанье струн

Улыбнешься тем кто рядом, и тихонечко вздохнешь

Сколько солнц над нами встанет, сколько новых светлых лун

Осветят твою дорогу, по которой ты уйдешь

 

Твои раны не заметит никогда никто другой

Засияют твои песни, словно солнце над землей

Сильный звон твоих аккордов вновь напомнит о тебе

О твоих лесных дорогах и таинственной судьбе

 

Я твои пути оставлю, я не стану их искать

Я твою мечту прославлю, научив людей мечать

Я боюсь любви ответной, я хочу любить сама

Рассыпаются кометы на взаимные слова

 

Я не стану твоих взглядов верно ждать исподтишка

И уйду своей дорогой в край хрустальных ручейков

Светлым ангелам так чужда вечно-серая тоска

Над долиной проплывает светло-лунная любовь.

 

***

Моя любовь, нарисуй мой сон,

Души моей звон изо всех окон

Для чужих сердец, для пустых сердец

Для немых сердец, - нарисуй венец

В волосах дриад, в ручейках принцесс.

Нарисуй мой сон, нарисуй мой лес!

Не увидь моей брошенной судьбы,

Скошенной судьбы, сношенной судьбы.

Не услышь мои тихие мольбы.

Без меня иди, талисман найди.

Явит он тебе колокольцев тон –

Мной благословлен, нарисуй мой сон!

 

октябрь 2002

 

…А горизонт – ведь он стихия,

Живущих над землей, под небом

Существ, не выпускающих свои стихи,

Существ, сжигающих свои стихи

На алтаре луны…

Олег М.

***

Пускай до осени печаль

Не даст мне знать о горьком вкусе,

Пускай потушит свой фонарь,

Сорвет аккорд гитарных струн,

Забыв баррэ холодной грусти.

 

По проволоке телеграфа,

Натянутого между нами,

Я помашу тебе руками,

Я прокричу тебе словами.

Я – солнце, вставшее с колен

И наплевавшее на холод,

А ты по-прежнему так молод,

Мой нелюбимый Питер Пэн!

октябрь 2002

 

***

Я взрываюсь хохотом, падаю печалью.

Я дрожу от холода в ритмах изначалья.

По границам твоих королевств

Я разыскиваю свой стих.

Слышишь: ветром мое дыханье

Стучится в твой миг.

 

Израненная камнями,

танцующая со зверями,

Мятущаяся волнами под яркими фонарями,

 

Глазами твоих фиалок

Рассматриваю себя:

Сожженный кем-то огарок,

Тающий отблеск дня.

 

октябрь 2002

 

Оседлаю коня, коня быстрого,

Я помчусь, полечу легче сокола…

А.В.Кольцов

***

Я помчусь, полечу легче сокола

В необъятное небо высокое –

От бульваров и улиц заснеженных

За потерянной где-то надеждой.

 

Облака мне нашепчут привольные

Про луга, про долины раздольные.

Посидим на дорожку, печальные,

Помолчим, как давно не молчали мы.

 

Порастреплются волосы вольные,

Сердце рвется за дали далекие

На луга, на долины раздольные

Я помчусь, полечу легче сокола.

 

2002

 

***

Я давно не писала стихов.

Зарекалась озвучивать рифмы.

Забывала любимые риффы

И боролась с теченьем часов.

 

Свое сердце закрыв на засов,

Никого я туда не пускала,

От начала я – убежала,

Мириады растратила слов.

 

До конца еще много шагов.

Я пишу в перемену погоды.

Бесполезно растрачивать годы,

Расползаясь по жизни, как шов.

 

Жгу тебя

 

Как волна по песку.

Прогоняю, как барин – слугу,

Я себя исчерпать не могу.

Я теперь на другом берегу.

 

Ты берешь, ты не даришь любовь,

Голос твой – словно лед, словно лед.

Ты поешь – меня холод берет.

Я давно не писала стихов.

 

2004-11-16

 

***

Наша смерть рядом с нами всегда, как изнанка души,

Как земля, на которой, быть может, взойдут семена.

И побег от нее – суета; в этой гулкой тиши

Никому не достать сокровенного, дикого дна.

 

Смерть – причина всего, порождение грешного сна,

Проявившего мир в опустившейся сути своей.

Смерть – как створка окна, заплутавшая в зимах весна,

Паруса вдалеке уплывающих прочь кораблей.

 

Смерть – смиренная суть, добродетелей светлый родник,

Оживляющий души от страшных бесчисленных ран,

Смерть для мира – для Бога рождение, тихий туман

Поутру, предрекающий солнца сияющий лик.

 

2005-02-17

 

***

За пределами вне-меня

Столько всего.

За пределами вне-меня –

Какая-то чушь.

За пределами вне-меня

Горят фонари и чьи-то слова.

За пределами вне-меня

Я всегда остаюсь права.

 

Делаю ошибки в словах,

Ничего не могу понять.

Я наивна в свои 15,

Также как сильна в 25.

 

Темный лес, покрытый лоском

Света звезд; такси, огни.

Мы с тобой совсем одни -

И утренний Воздухофлотский.

 

Приз – тревожная жалость

Королевы-свободы, пьянящей

Женщины, имя которой – Усталость,

Молчащей…

 

Делаю ошибки в словах,

Ничего не могу понять.

Я разумна в свои 15,

Также как глупа в 25.

 

За пределами вне-меня

Между вокзалом и аэропортом

За пределами вне-меня

Остаются за бортом,

Забывают открыть глаза,

Ловят привидение дня –

За пределами вне-меня.

 

За пределами вне-меня

Плачущей, спящей, смешащей

Я хочу остаться собой -

Настоящей.

 

2.12.05

 

***

Пожалуйста, давай поговорим.

Ведь в кои веки мне нужны слова.

Давай пускать по стёклам сизый дым.

А впрочем… Разболится голова,

И будет мне уже не до чего,

И будет дождь по каплям слёзы лить.

Жестокое холодное стекло –

Оно как я, не может говорить.

Но всё же, мне услышать голос твой

Неимоверно хочется сейчас.

Пожалуйста, давай поговорим –

Чем ты живешь, страдаешь в этот час?

Мне что-то так не терпится узнать,

О чем молчишь, что силы нет сказать?

О чем не доверяешь, не поешь?

Мне это так не терпится узнать.

Пожалуйста, давай поговорим.

Посмотрим вдаль, на зябкие кусты.

Быть может, скажешь что-то о себе,

И я пойму: передо мною – ты.

Вздохнем навстречу всем твоим словам

И улыбнемся взгляду воробья.

И примем проявившееся вдруг.

И я пойму: перед тобою – я.

 

2.12.05

 

***

Я не дам тебе прийти.

В силе женщины мало толку.

Сильная женщина и дожди.

Нитка в иголку.

 

Жизнь на грани, святой баланс,

И рассветы.

Сила женщины, альянс

Весны и лета.

 

Измученные бессонницей глаза

Слез не знают.

В них тайна ночи и бирюза

Небес рая.

 

Маленькая – сон и явь,

Юнь и старость.

Необузданный, дикий нрав

И усталость.

 

Рисунки, музыка, вечера –

Не в убытке.

Потерян в давнем позавчера

Ключ к калитке.

 

Прости и пой, прости, прости.

Судьбу – в иголку.

Я не дам тебе прийти.

В силе женщины – мало толку.

 

23.11.06

 

***

К тайне нежной, спящей тихо,

Страшно прикоснуться

(Ощущения уходят,

Мысли - остаются).

 

Отдаешь с благоговеньем

И берешь - с любовью.

(Прикоснется чувство к детству -

Обернется болью).

 

Засыпаешь, оставляя

Шепот легких строчек,

Будто на губах смолкает

Звонкий колокольчик.

 

1997, Киев

 

***

Вы

Тушите свечи, господа,

Спектакль кончился. И вот

За ним открылась пустота

За вырезанной тьмой ворот.

Вы вышли. Неземная даль

Открылась вам. Все совершенней

Вам видятся года, года

И мимолетные знаменья.

Смеетесь вы. А у ворот

Встречает вас любовь-зазноба,

И скромно проводить до гроба

Она готова без забот.

Но что же вы? Молчите вы,

И забываете о главном,

Наивный баловень судьбы,

Мучитель маленький забавный.

Готовый небом пренебречь,

Готовый выбросить на небо

Другой любви остатки хлеба –

И в птицу зарядить картечь.

Ну что ж! Невинные забавы!

Увы, спектакль жаждет славы

В устах немудрых чудаков.

Что ж делать, если мир таков.

Там, за воротами судьбы

Вам до меня не будет дела:

Быть может, птица улетела,

Случайно спасшись от пальбы.

 

Киев

 

***

Боже мой, ты так красива,

Непосредственна, умна!

Боже, Боже, дай мне силы,

Чтоб испить сей яд до дна!

 

Выжить, выжить, выжить, выжить,

Выжить, выжить, выжить, петь.

Без тебя, мой демон милый,

Не сумею полететь.

 

Не смогу свои мечтанья

Воплотить в тревоге нот,

Не смогу свои страданья

Я оставить у ворот…

 

Не смогу я с вдохновеньем

Морок ночи коротать,

И под ангельское пенье

Безмятежно засыпать.

 

Ты же думаешь стихами,

Небом удочерена.

Сонмы ангелов над нами.

Чаша выпита до дна.

 

8.12.05

 

Снова рассветы

Снова рассветы встречаешь тревожным

Письмом по бумаге.

Слово покинуло древние ножны:

Пишутся саги.

 

В этой душе вновь отболеет

Судьба поколений.

Тонкие руки, пухлые губы –

Маленький гений.

 

Снова шагаешь по темным асфальтам,

Листья футболя.

И где-то в сердце делает сальто

Капелька горя…

 

Снова рассветы кофейные с рифмами

Вместе встречаешь.

Кто-то не ждет тебя, скольким ты нужен –

Не замечаешь.

 

С ресниц вытираешь так осторожно

Капельки влаги.

Слово покинуло древние ножны:

Пишутся саги.

2004

 

Вы

Вы непонятны и прекрасны,

Вы – ясность неба, солнца след.

Вы так наивны и опасны,

Вы – свет невидимых планет.

 

О мальчик мой небесноокий,

Играющий в свои капризы!

Вы за бравадой одинокой,

Вы – девушка с улыбкой Моны Лизы.

 

Вам странны страхи и упреки,

Печаль судьбы и нежность рук,

Вы улыбаетесь востоку,

Закат берете на испуг.

 

Вы, равнодушная к признаньям,

К ненависти, к мольбам, ко мгле.

Вы – высший уровень сознанья

Всего, что живо на Земле.

 

Вы из Ничто земных печалей

Творите счастье как бы так,

И, слово клятвы возвращая,

Смешно играете не в такт.

 

Вы – в провокациях на ревность,

Вы – в каплях серого дождя,

Вы – баловство и неизменность

Путей, так чуждых для меня.

 

Но что ж меня, прекрасный путник,

Все не спасают от тоски

Безоблачные ваши песни

И своенравные стихи?

 

Но что же вам моя дорога

Вот так жестоко не нужна?

Но что ж, прощаясь у порога,

Вы признаетесь: влюблена…

 

Но что же тени ваших взглядов

Меня преследуют всегда?

Вас позабыть навечно надо,

Моя волшебная звезда.

 

Или для вас забыть о песнях

И о божественных путях,

О безалаберный кудесник,

О вы, чудесное дитя!

 

Вас истревожить, изничтожить,

Долой из сердца, истребить!

Не ощущать вас больше кожей

И никогда вас не любить.

 

Забыть ваш образ, ваши тайны,

Уйти дорогой непростой.

И встретить вас – как бы случайно,

Такой своей, такой простой.

 

Ведь жизнь невиданных терзаний

Улыбкой вашей рождена.

За бесконечностью прощаний

Смеетесь вы, совсем одна.

 

Но что ж меня, прекрасный путник,

Все не спасают от тоски

Безоблачные ваши песни

И своенравные стихи?

 

Блуждать по замкнутому кругу

Своих забот, своих надежд,

Или подав вам смело руку,

Спасти от сна под гнетом вежд…

 

Не обещать ночей безлунных

И жизни вечной и прямой.

И знать, что станете неумной,

До невозможности чужой.

 

Не знать дальнейших ваших истин,

Свершать геройства наугад,

И согревать зимою кисти,

Дыша на сладкий виноград.

 

Не понимать холодных взглядов

И быть готовым ко всему.

И чувствовать, что, верно, надо

Все же остаться одному.

 

И рядом с вами делать выбор,

Искать дорог, встречая вас,

И обреченному на гибель,

Сгорать, как феникс, каждый час.

 

И воспевать за чудо Бога:

За то, что вы теперь со мной.

За то, что светлая дорога

И мне открылась в мир иной.

 

9.10.05

 

Романтика

Она боится быть самой собой

Мечтает песни смертью оправдать

Не понимает, что пора любить

И этим свою правду утверждать.

 

Она боится быть самой собой

Короткий список тем ее не нов

За ними – одинокий подлый страх,

Блужданье в лабиринтах детских снов.

 

В ней – явь ростка, растущего сквозь камень

И пусть поющий век его недолог,

Но жизнь возьмет свое, и станет

Краеугольным прошлого осколок.

 

Она боится быть самой собой

И тянет руки к небу, как ребенок,

Желающий играться им, в руках

Держать свой мир, что бесконечно тонок

И жив, как раннеутренний прибой.

 

Она боится быть самой собой.

Идет прямой дорогою во зло,

Еще не зная: зло не победить,

А нужно не иметь его в себе,

Не быть носителем того, что за века

Уже не раз оправдывала смерть,

А жизнь свою яснее воплотить,

Чтоб точно, чтоб уже наверняка

Мир понял: быть самой собой, любить,

Не ожидая третьего звонка,

Не размышляя о цене себя,

Чтоб не продаться, не играть собой –

Идти своей дорогой непростой

Туда, куда ведет ее река,

Куда луна указывает путь,

И никого нигде не обмануть,

Любя других не меньше, чем себя –

 

Идти в свой страх, принять нелегкий бой,

Быть тем, что предначертано судьбой, -

И не бояться быть самой собой.

 

25.01.07

 

***

Неужели неравный бой

Я придумала себе с судьбой?

Может, просто пойти домой

И забить на все?

Боже мой…

 

Может быть, перестать летать,

Перестать верить и ждать

Изменившихся миров,

Искренних глаз и слов?

 

Может, просто пойти домой,

Выпить кофе, лирический бред

Под бездумие сигарет

Отправить на лист, на покой?

 

Ты как думаешь,

Ангел мой?

 

23.11.06

 

Я теряю тебя в этой мутной толпе,

Я теряю тебя по крупицам, по клеткам,

С каждым мигом, пронесшимся на высоте,

Пустота уступает путинам и сеткам.

Я теряю тебя, мне тебя не найти,

Я теряю тебя постепенно, построчно,

По-простому, как Золушка, без десяти,

И по сложному, как фортепьянонастройщик…

Кира Левина

***

Душа стоит с протянутой рукой,

А рядом все бегут из подворотен

И в подворотни, к суетным делам.

Душа страдает – рано на покой.

 

Страданьем жить – страстями. Полон рай

Таких страдальцев чутких. Подаяньем

К душе движенье не определяй,

Считай себя последним в покаяньи,

 

В своем движеньи к праведности. Стой

И нищенствуй, душа, в водовороте

Мирском, и пой, и взлет последний свой

Прими как грошик в тусклой подворотне.

 

19.04.07

 

***

Не строчкой единой живет поэт,

А духом, он духом жив, не иначе.

Он главное

в фантики лет

заворачивает.

Он знает, что это значит.

 

Он видит суть слов, воплощая ее

В весну, отверзающую бутоны,

И строчки,

как

колокольные звоны,

Он небу поет.

 

19.04.07

 

***

Держите мой голос,

Не дайте ему утонуть

В пучине страданий неясных,

Храните его,

Как пламя свечи,

Как проснувшийся утром цветок,

Как мысли свои,

Как ключи.

 

Не дайте охрипнуть, храните,

Как сами себя.

В мирской суете

Оторвавшихся лодок не счесть.

 

Держите, как дар,

Как пожар, запрещенный лесам.

Мой голос живой –

Не пускайте его к небесам.

 

28.04.07

 

***

Море огней, темных дорог,

Мутный просвет, поворот

Дождь оставляет капли

На стеклах машин

Слышишь, я за тобой

Тонкой рукой,

Чуткими пальцами

Держишь… спешишь…

Может, поймешь,

Иглами колешь,

Не успокоишь, уйдешь,

Обезболишь…

 

13.03.03

 

***

Рисую…

Чтобы сказать тебе то,

Что знаю.

Деревья, огни, себя,

Трамваи…

Ты знаешь, в моих небесах

Повсюду ты.

Мечты,

Изрисованные листы…

Я без тебя теряюсь,

Мое отраженье, мое не-я…

Я растворяюсь

В собственной коже, в прохожих,

Гуляя в каплях дождя.

Гуляю с ангелом,

Который ведет меня за руку.

Я с ангелом гуляю за руку.

 

30.08.06

 

***

Ты даришь мне много боли,

Которой не ощущаю,

Поскольку тебя

Нет в моей жизни.

Тот, кого нет,

Не может причинять боль,

Потому что его нет.

Но из-за тебя

Больно все равно.

Это значит – ты есть.

Либо ты есть, но не со мной.

 

30.08.06

 

***

Иди. Я отпущу тебя.

Ты хочешь этого – иди.

Прости. Иначе невозможно

И ни к чему. Свой путь найди.

Неосторожно не врывайся

В чужие жизни. Не меняй

Того, что хрупко, что надежно.

Будь трепетнее, чутче,

Чуть мудрее.

Ведь провожать – всегда больше.

Знай.

 

30.08.06

 

***

Храни меня трепетно,

Оберегай. Береги меня во мне,

Меня в себе, не отпускай.

Я изменяюсь катастрофически быстро,

На бешеной скорости движусь,

И часто – бесцельно.

Не спускай с меня глаз,

Береги, будь внимательнее –

Не пропусти меня,

Как сквозь пальцы песок.

Я образна, со мной тяжело.

Я не сформулирована,

И я - это я.

Так важно это: пожалуйста,

Береги,

Храни меня трепетно.

 

30.08.06

 

***

Я возвращаюсь к тебе из иного мира –

Из другой любви, которая не случилась,

Из другой любви, которая

Чуть не спалила меня дотла.

Теперь я знаю – оттуда можно вернуться.

 

30.08.06

 

***

Сорван голос у стихотворений

Не хватает наименований…

Не хватает боли и печали,

Тяжестей, превратностей судьбы

Вроде, всего этого в достатке.

Не хватает чувства, чтоб рождались

Нет давно высоких чувств у сердца,

Кажется – и сердца почти нет.

Сорван голос у стихотворений.

Строки-волны берег исплескали,

Изодрали берег сердца в клочья

И желают ярких перемен.

 

Апрель 2007

 

***

Если свершилась встреча, -

Жди, грядет расставание.

Ты – моя встреча вечности,

Ты – суть мироздания.

 

Ты – это я, мы – целое,

Которое не разделить…

Но этот секрет мой от времени –

Как утаить?

 

Я стала вдруг знать, внезапно,

Что мы – расстанемся,

Чтобы учиться встрече

Что нам останется?

 

Что-то там беспредельное,

Великое, внеземное…

Освободи мое знание,

Останься со мною…

 

Озвучь мои чувства струнами –

Пусть звенят эти ноты.

Считай меня лунами, лунами –

Это полеты,

 

Бери их, дари их, пой их,

Чтобы я позабыла,

Что встреча когда-то свершилась,

Когда-то происходила…

 

Будто и не встречались,

А были всегда вместе.

Об этом – мои печали,

Об этом же – твои песни.

 

А значит, и нет расставанья

Не стой у причала…

Не помни о нашей встрече,

Не начинай сначала!

 

Остановись! Опомнись!

Мне не о чем знать так верно!

Что те, которые встретились,

Расстанутся во вселенной…

 

Апрель 2007

 

***

Ты мой космос, любовь,

И об этом не скажешь словами

Пересохшие губы, болея, -

Мысли все о тебе.

И ты снова не рядом,

Не смейся: ты снова не рядом!

На другом конце города,

В своей судьбе.

В ночь цветущие яблони слышат

Мой голос немеет…

Мне давно не пятнадцать,

А в сердце по-прежнему ты

Сердце снова болеет,

По-детски наивно болеет,

И по-взрослому рвется

Из страшной в груди пустоты.

Ты не гладишь мне волосы,

В локонах спутаны пряди

Ты опять не со мной,

Столько лет не со мной, и со мной…

Не со мной – а в строках

Этой тоненькой в клетку тетради

А со мной – когда голову мне

Нежно гладишь рукой.

Столько лет мы звучим этой нотой,

Грозящей сорваться,

И от этого больше кристальной,

Как слезы в глазах

Столько лет мы стремимся, боимся расстаться

Столько лет мы хотим обвенчаться

На небесах…

 

Апрель 2007

 

***

Тишина, как подарок: ни птиц, ни звонков

Поутру только солнце в апрельском величье

Боль в груди, боль в сплетеньях изнанки висков

Как пунктиры колес на вокзалах столичных.

 

Ничего не случилось; свершается жизнь –

Так обычно на вид и наивно несмело

Чтоб подняться на новые виражи,

Чтоб избавиться

от лжи

сумела.

 

Чтобы смело глядеть в обрыв,

Чтоб летать и не чувствовать тела,

Чтобы в цель долетали стрелы

Поэзия

назрела как нарыв.

 

Апрель 2007

 

***

Есть роли такие, которые нужно играть,

Не веря совсем, но воистину – как бы не веря.

Как хочется мне безутешные письма писать.

Как хочется быть, невзирая на то, что уходит,

И ждать приближенья того, что до времени все где-то бродит,

Чтоб вдруг совершиться, как фатум, как благодать.

 

Есть лица, которым я вовсе не верю давно,

Но все же ношу, как привычные старые платья

Как бусы на нитке; все вертится веретено,

И вьет ее дальше, как родовое проклятье.

 

Есть роли, создавшие новые лица меня,

Волшебные образы глупого, страшного эго,

Разводы следов на неистовой нежности снега,

Обрывы звонков и замков к странной дате побега…

 

Апрель 2007

 

Будущие сентябри

Над умершей птицей беспечно поют снегири.

И гуляют с колясками мимо, и сыплет капель

Свои предвесенние ноты в будущие сентябри.

Звенят снегири, за трелью трель.

 

Гуляют с колясками мимо, а я

Не отпускаю… В стаю…

Устав сомневаться давно,

Гляжу на мерцающий снег,

Покрывающий черные крылья,

Смотрю в свою давнюю память

О каком-то черно-белом кино.

 

Я смотрю и верю в чудо:

Вот сейчас она смахнет

С черных крыльев снег, очнется,

Вот сейчас она вернется,

В небеса взлетит отсюда.

 

Когда заструятся снега и сойдут на полгода,

Никто не узнает о том, чей полет завершился

Под яблоней в зимнем саду, в непогоду.

О том, кто безудержно сильно в небо стремился.

 

Никто не подумает, гордо стремясь на вершины,

Что птицы не стало еще в феврале, поздним утром,

Никто, ну а я отпускаю в полет свои истины,

Устав сомневаться, замерзшую зимнюю сутру.

Никто, ну а я грею утренний снег

Своими надеждами; громко поют снегири,

И рождаясь новой водой для оттаявших рек,

Сыплет ноты капель

в чьи-то будущие сентябри.

 

9.02.2007

 

***

По клавишам фортепиано

Бьют больно, неумолимо,

Распахнутой, страшной, рьяной

Нотой:

 

До ужаса, до истощенья.

Разбросана, все погубила,

Без памяти, до истечения

Взрыва.

 

Неважно, о чем ты, неважно.

Не знаешь, как долго рождались

Мои откровенья. Отважно

Сами с собой стрелялись,

 

И каждое – это гимны.

И ты не опишешь точно.

Так странно теплые зимы

И весело мерзлые ночи.

 

Все мифы твои растают,

Мои волшебства очнутся –

Так улетают стаи,

Чтоб не вернуться.

 

Чтобы парить в просторах,

Совсем далеких отсюда.

В спорах и разговорах –

Чудо…

 

Рождение неземного.

Забудешься. Отболеешь

За каждое нежное слово.

Сумеешь.

 

Не важны и глупы надежды –

Изведаны веры, и значит

Любовь где-то есть, где-то между –

Возможно иначе!

 

Больнее ударить, разрушить

До нот, до октав, до молекул,

До атомов, до микрокосмов,

До капель рек.

 

Я снова тебя забываю,

Себя забываю нечаянно,

Став новой вселенной, сонатой

Случайно.

 

По клавишам фортепиано

Бьют больно, неумолимо,

Распахнутой, страшной, рьяной

Нотой:………

 

июнь/июль 2007, по-моему...

 

***

Не смолкло море, и песок,

Шурша, ракушки вглубь уносит,

А предвечерний ветерок

Вьет кружевные кроны сосен.

 

Глядят минувшему вослед

Вечнозеленые деревья,

И свой торжественный обет

Твердят по древнему поверью.

 

Молчу. Не вымолвить в словах

Моей судьбы переплетенья.

Молчу. Других историй прах –

Ничто перед твоею тенью.

 

А впрочем, только и всего:

Тебя я вновь изобретаю,

Земле не нужно никого

У отпертых тропинок рая.

 

Болишь во мне, во мне живешь –

В моей душе тысячелетней.

Ее предашь, о ней споешь,

Чтоб время стало незаметней.

 

Ее измеряешь в шагах –

Свою тюрьму, обет изгнанья…

Старинный свой предсмертный страх

Как смех в огне ее страданья.

 

Твоя земля. Ветра надежд

Приснятся нам; обманы зренья

Прикрытых поцелуем вежд

И ровный стук сердцебиенья.

 

Не понимаешь ничего.

Не ждешь, не любишь.

Слишком тесно

Нам в мире,

Где так мало места

Для одного.

 

5.07 – 12.07.2007 

 

Зачем ты? Новый день воскрес

Зачем ты? Новый день воскрес,

И яблони в дожде мечтают,

И солнцем позабытый лес

Свои секреты раскрывает.

 

И ветер рвется из оков,

Танцует в капельках дождя.

Он знает: снова он готов

К преодолению себя.

 

Скамейки в трещинах. Листва

Предвосхищает летом осень.

Надеешься, едва-едва,

И небо ни о чем не просишь.

 

Играют нежно блики слов –

Их вновь расходуешь, любя.

Проснись. Ведь снова ты готов

К преодолению себя.

 

Веселый ветер. Над собой

Смеется, яблоки срывая,

И смело снова рвется в бой,

И нежно ветви обнимает.

 

Доверчиво к коре прильнет.

Ничто его не занимает…

В миг счастья яблоням поет

И в их томленье замирает.

 

Он хочет много. И всего

Он отрекается, любя.

Люби. Ведь снова мир готов

К преодолению себя.

30.07.07, Ворзель

 

Глупая песня

Больше ни о чем не прошу, не знаю

Может, встречу вдруг, и вдруг – не узнаю?

Может, я сама себя счастья лишила.

Может, это я так себе решила.

 

Тих стал смех, безудержный, звонкий, детский,

А окно подернулось занавеской…

В комнате, как вычурные скоморохи,

С некоторых пор веселятся вздохи.

 

Больно не от этого… Ты не знаешь,

Ты меня не знаешь. Ты не понимаешь…

Мне не нужно больше святого места:

Обнаружилось – на нем и без меня слишком тесно.

 

Мусорить слезами снова в подушку,

Стараться пережить эти чувства… неужто

Я сумею вновь улыбаться просто

И не злиться на свой переходный возраст…

 

Словно мотыльки, твои губы, фразы.

Что же, не понять нам всего и сразу!

Мне печально очень, не строй иллюзий:

Я в своей печали, как рыбка в шлюзе.

 

До носа натянув капюшон реглана,

Мечтаю уснуть, чтоб не слышать рану,

Чтобы улыбаться наутро смело,

Чтобы знать, что снова преодолела…

 

Почему так сложно, так больно снова?

Кто же мне, мой Бог, пожелал такого?

Снова я отчаяться поспешила.

Снова я сама так себе решила…

 

17.09.07

 

Моя девочка

Ради чего, моя девочка, плакать,

Ради чего, моя девочка, злиться?

Ради чего забывать об обычном,

Чтобы куда-то зачем-то продлиться?

 

Ради периметров, ради иллюзий

Бой, по минутам рассчитанный верно,

Чтобы абстрактное общее сузить

И проиграть, как по нотам, по нервам.

 

Крах от начала, полет от вершины…

Ради чего, моя девочка, хочешь?

Не для кого запускаешь стремнины,

Не для кого философствуешь ночью.

 

Свет фонарей и неясных мотивов…

Где-то глотаешь томительный виски.

Гении с гениями несравнимы,

Люди без прежней небесной прописки.

 

Тоненький стебель, склоненный под ветром,

Взгляд бирюзовый направлен в иное.

Новых вселенной не даришь ответов,

Просишь безветрия, просишь покоя.

 

Но все равно ускользаешь от счастья,

Ради чего ты не веришь в реальность?

Ради чего, как положено, страсти,

Не превращаешь степенно в банальность?

 

Не разобравшись, доверившись чувству

Вновь ошибаешься, резко взрослеешь,

Смех твой на время становится тусклым,

Но по-другому ты быть не умеешь.

 

Ради чего, моя девочка, бьешься?

Что-то привычное снова бросаешь,

Снова одна на земле остаешься.

Снова не знаешь, не знаешь, не знаешь.

 

То, что искромсано, то, что не цельно,

Люди привычно душой называют…

Гении, цельность собою являя,

Ради других свои души теряют.

 

Жертвуешь бытом и чьей-то постелью,

Любишь, как гром, и всегда безнадежно.

Будто за некой невидимой целью

Точно отыщешь свое невозможное.

 

Плачь! Не тобою любуются боги!

Бойся! Ты горькую жизнь проживаешь!

Кайся! Ты брошена вечности в ноги!

И не надейся. Навечно страдаешь.

 

Кто за тебя своим сердцем покроет

Все твои грезы и все расстоянья?

Ради чего прожила столько горя,

Если не знаешь мерил покаянья?

 

Ради чего, моя девочка, слышишь,

Ради чего, моя нежная, дышишь?

Ради чего, мой ребенок, болеешь?

Бог не предаст.

Ты живи.

Ты сумеешь.

 

2008-01-24

 

***

Мой приятель сказал:

«Подожди немного,

Зачем расставаться? Тупо.

Столько расставшихся за несколько месяцев!

Не будь такой глупой».

 

А я, знаешь, думаю, что однажды

Ты скажешь, что мне было, в общем

Совсем неважно,

О ком слагать строчки ночью.

 

Для женщины главное – не стихи,

И в этом правы, конечно,

Советы, религии и чудаки,

Ушедшие так поспешно.

 

И мне, как женщине, выпадет ждать,

И вздрагивать, вдруг услышав,

Как было всегда до этого,

Твое имя,

Не спать,

Согреваться не так, как положено женщинам,

А в стихотворной лавине,

И говорить себе: «Тише!

Рождается еще одна строчка!

Я дам ей право на жизнь»,

Закрыть дверь и выключить радио,

И снова не глядя,

Не думая,

Слушать возле окна, как ты

Дышишь…

 

2008-01-29

***

Ты ворвался в мой сон,

Стал будить меня изнутри

«Посмотри! – говорил, -

Посмотри, посмотри!»

И показывал руки,

Израненные в кровь,

И обещал отныне не покидать

Моих снов.

 

Я проснулась под утро,

Коль скоро четыре часа.

Память стрелкой стремилась по кругу

Времен без лица.

Я проснулась, поздравила: это

Начало конца –

Три часа, два часа, полчаса…

 

Я проснулась под утро.

Мобильный высвечивал три.

В полусне: ты введен внутривенно,

При свете зари,

Перед временем ранним, когда

Я пришла в этот свет,

Ты выжидал, оттуда,

Из-за двери.

 

Ты ворвался в мой сон,

Неожиданно быстро притих,

Я тебя на листы записала,

Представился: стих!

Стал термометром одиночеств

Моих и потерь.

Ждешь, чтоб снова за мною успеть

Проскользнуть в эту дверь…

 

А тем временем ночью гуляешь,

Веселый жуир,

И меня за собой подбиваешь:

«Придумаем мир!»

Отвернуться, уснуть –

Уходи, ошалей до утра…

Вот такая игра, мой любимый,

Такая игра.

 

2008-01-30

 


Страница 1 2


 

Р В Р’В build_links(); ?>