эмблема журнала КОЛЕСО   Колесо - литературный журнал №20, май - июнь 2009 года
Проза

Григорий Салтуп

«Императорская уха»

сценарий комедии

 

ПАНОРАМА: Лембозеро в Олонецкой губернии, 19 век. Вдруг без ветра забурлила вода, показалась голова огромного сома. Скрылась. Из воды на берег выбрался водяной Бурчало. Присел на коряжину, загрустил. На его длинных руках по четыре пальца с перепонками, огромное брюхо, из-под рубахи сзади рыбий хвост, зеленая борода до колен, выпуклые глаза, голова лысая «шишком». Водяной костяным гребнем размером с грабли начинает счесывать тину от волос, от удовольствия мурлыкает под нос. Слышен звон колокольчика, водяной беззвучно тает в воздухе, только гребень падает под коряжину. Подъезжает двуколка, в ней становой пристав ИППОЛИТОВ. Двуколку верхами сопровождают УРЯДНИКИ №1 и №2.

 

ИППОЛИТОВ (мелкий ростом, голос визгливый, во рту блестят два золотых зуба): - «Смотрите мне! Чтоб по чести было! Сам губернатор обещался почтить пикник своим посещением! Чтоб улов на славу был! Тройную императорскую уху! С палией! С лососем! Что бы сом был на три пуда! А то! Я таких чертей на вас!»

УРЯДНИК №1 (палец к губам): - «Ш-ш-ш! Выше Благородие! Тиш-ша! Да нешто мы... Водяник в наш-шем Лембозере, Бурчало, ш-шибко нравный. Не любит он, кода громко бают. И ругаются. Все от него: и улов, и рыба! Он токо Акима Бурчалова слухаеть».

ИППОЛИТОВ: - «Кто таков?»

УРЯДНИК №2: - «По пачпорту Акимка, мельник местной. Петров сын, Кикин».

ИППОЛИТОВ: - «Бурчало!? Кто таков? Беспаспортный? Бродяга?»

УРЯДНИК №1 (палец к губам): - «Ш-ш-ш! Выш-ше Благородие! Ну - не любит Он, когда ругаются. Водяник он. Порядок на Лембозере блюдет. Хозяин, значится».

ИППОЛИТОВ: - «Три тысячи чертей! Двадцатый век на носу, а мои полицейские в леших верят!? Кем же мне приходится командовать? Идиоты! Быдло! Тупые скоты!»

УРЯДНИК №2: - «Осмелюсь доложить: Бурчало не Леш-шой, а чистый Водяник. С Лешим он друголетошный год разругался. Кода ему в карты Федосьено болото проиграл. Топерь Бурчало токо с мельником, Акимом Бурчаловым, и знается. Другие мужики яго и зреть не могут. Потому и зовут их: «Аким Бурчалов» да «Бурчал Акимов». Чисто братья».

ИППОЛИТОВ (№1-му): - «Так!!! Ты!!! Рысью за мельником! В шенкеля!» (№2-му): - «А ты за мужиками! Подводы сюда, палатки, припасы! Все!!! Быстро! Чтоб к утру все поставили. Столы и лавки сколотили! Лодки пригнали! Сети закинули!»

ИППОЛИТОВ (один, топчет гребень каблуком):- «Иди-оты! О!!!»

ПАНОРАМА: Подъезжают телеги и коляски с припасами и работниками. Ставят шатры, столы, у воды полотняные купальни для господ. Мужики пригоняют лодки, готовят сети, мережи и невода. Водружают шест с государственным флагом. Суета, шум, стук топоров. Повсюду мелькает фигурка ИППОЛИТОВА в белом парусиновом кителе. Он кричит, указывает, машет руками, - а вокруг белая ночь, зеркало Лембозера отражает луну и край неба. Из камышей следит за суетой невидимый БУРЧАЛО. УРЯДНИК № 1 подгоняет трясущегося в телеге мельника АКИМА. К ним подлетает ИППОЛИТОВ. Он что-то кричит, машет нагайкой, - АКИМ мнет в руках шапку, стоит, понурившись. Мелкий ИППОЛИТОВ ростом едва по грудь матерому АКИМУ. Мельник молча пережидает вспышку начальственной активности, потом жестами указывает, где надо ставить сети и откуда следует заводить невод. Разъезжаются. ИППОЛИТОВ, ускакивает в деревню. АКИМ бредет к берегу, поднимает сломанный гребень, садится на корягу и сворачивает самокрутку. Курит. Вытягивается из воды БУРЧАЛО, садится рядом. Он невидим для всех, кроме приятеля, и потому кажется, что ненормальный мельник разговаривает сам с собой. Мельник ставит стопки, достает штоф, наливает. Пьют.

АКИМ: - «Надо будеть тебе новый гребень смастрачить. Ты только шибко-то не серчай на плюгавенького. Его должность така: на всех ором орать».

БУРЧАЛО: - «Экий он юркий! Ну, ровно – головастик! Только хвостика не отрастил. Ну, я ему хвост-то вытяну!»

АКИМ: - «Не серчай, Бурчалушко. Прошу тебя: не серчай. И подпихни ты им сома из запасов своих. Не ровен час, заставят меня плотину срыть. Ведь без плану мельница строена. Мою плотину сроют, и тебя без родного омута оставят…»

БУРЧАЛО (прикуривает): - «Лады… Наливай ишо, что там осталось. Не пришел ишо плюгавому его час. Топить не буду. Но…»

ПАНОРАМА: Солнечный день, все готово для пикника, съезжаются гости. Дамы в кринолинах, господа чиновники и офицеры, детишки в матросках, видный генерал в золотых эполетах, звучат шутки, смех, цыганский хор перебивает хриплую музыку из патефона с раструбом. Из лодок вытягивают корзины с семгой, окунями и палией. «Купаться! Купаться, господа!» – женские и мужские возгласы. Дамы и господа весело разбегаются по купальням. ИППОЛИТОВ разоблачается до полосатых панталон в обтяжку, плещет на себя водой. Из камышей выплывает крестьянка с золотыми волосами, призывно хихикает, ИППОЛИТОВ ныряет за ней, пытается ухватить. Плеск воды. Купальщики выбираются на берег. В пустой купальне китель и сапоги ИППОЛИТОВА, русалка прибирает его одежду в озеро.

ГУБЕРНАТОР: - «А где же сом, господа? Обещанный? На три пуда?»

ПАНОРАМА: Берег, мужики выводят невод, вытягивают тугую мотню с тиной и рыбой, выпрастывают усатого сома пудов на пять. Восторженная толпа вокруг: - «Чудо!» «Словно кит!» «Императорская уха!» Сом пялит глаза от ужаса, во рту его что-то блестит. Сома еще живого водружают на огромном блюде на стол, шампанское, наливочки, звенят бокалы.

ЧИНОВНИК: - «Этот сом войдет в анналы! О нем в «Губернских ведомостях» надо поэму написать! Стихами Гаврилы Романовича Державина!»

ГУБЕРНАТОР: - «Где же Ипполитов, господа? Ему слава, ему и потрошить!»

ОФИЦЕР: - «А я вот слышал, Ваше Сиятельство, что перед ухой сома надо обязательно высечь! Хорошенько высечь!»

ГОЛОСА: - «Зачем?» «Варварство!» «Странный обычай!» «К чему это?»

ОФИЦЕР: - «Положено! По уставу Императорской ухи. От порки сом огорчится, а от огорчения у него печень увеличится! А в Императорской ухе главное: печень сомовья!»

УРЯДНИК № 1 (приближается с пучком прутьев): - «Их Превосходительство господин пристав расстарался! Приказал приготовить на этот случай!»

ПАНОРАМА: Пикник в разгаре: цыгане заходятся в «Барыне», офицеры и чиновники пьют шампанское, дамы щебечут и веселятся, губернатор произносит здравицу обществу, все по очереди подбегают с прутьями к сому, и секут его. Сом извивается и пучит глаза. Пушечный выстрел, фейерверк, конфетти в воздухе, дым рассеивается – на серебряном блюде вместо сома лежит полуголый ИППОЛИТОВ, его панталоны прорваны на ягодицах… Немая сцена, дамы визжат от смущения, офицеры хихикают, губернатор роняет бокал, цыганки смеются из-за плеч господ.

ГУБЕРНАТОР: - «Ипполитов?! Что за шутки!? Как вы посмели!»

ИППОЛИТОВ (ловит ртом воздух): - «Да я, Ваше Сиятельство, сам в недоумении…»

ПАНОРАМА: Пикник испорчен. Гости разъезжаются, не глядя друг на друга. Офицеры наскоро пьют водку «на посошок», ИППОЛИТОВ полуголый сидит на блюде, к нему приближаются УРЯДНИКИ №1 и №2.

УРЯДНИК № 1 (подает начальнику свою шинель): - «Вот, Ваше Благородие!»

УРЯДНИК № 2: - «Нравный наш Бурчало Акимов! Очен-но нравный! Чуть что не по нем, так такое отмочит! Диву даешься!».

КОНЕЦ

 


 

Р В Р’В build_links(); ?>