Литературный интернет-журнал Колесо выпуск 2
Поэзия

 

 

Надежда Папоркова

                          * * *

Благословенны опозданья, невезенья,

Когда им вслед, во дни Христова Воскресенья

Твой милый голос возвращается ко мне.

Но чуть спрошу: «Не ты ли, милое виденье?» -

Он обрывается и гаснет в тишине.

 

У светлой музыки возьму простых созвучий,

Болящей памяти скажу: прости, не мучай…

А ты мне так и не ответишь на вопрос.

Зато напомнишь мне, что жить нельзя без слез –

На всякий (дети говорят, пожарный) случай.

 

Разделены рекою времени, мы знали,

Что не разделим ни отрады, ни печали.

Но дышит именем твоим душа моя

И вечно просится, куда ее не звали,

Не признавая своего небытия.

 

Другие лица и слова тебя тревожат.

На что надеюсь, я не ведаю, но все же

Опять прошу тебя сквозь шум ушедших лет:

«Остановись, поговори со мной, прохожий.

Я та, кого на свете не было и нет»…

 

 

                    * * *
                                  Я люблю все, чему в этом мире
                                  Ни созвучья, ни отзвука нет.
                                                                      И.Анненский

Закрываю книгу, но смотрит боль

Звездою из темноты.

Милый Мышкин, я вас прошу, позволь –

те мне говорить вам «ты».

 

Словно брату, словно душе родной,

Пусть вечностью старше брат…

Лишь немного поговори со мной,

Как больше не говорят

 

В нашем мире. Только твои слова

Могли бы меня спасти.

Отчего же легче не знать родства,

Чем с книжных страниц сойти?

 

О душа, которой созвучья нет

И отзвука в мире нет…

Я пишу письмо через пропасть лет

И верю, что ждет ответ.

 

«Милый Мышкин, вот и пришла зима,

Давно не пишу, прости…»

Отчего же легче сойти с ума,

Чем с книжных страниц сойти?

 

 

                        * * *

Напрасно ждать и мучиться напрасно.

Навстречу ветру мечется листва,

Но темный дождь скрывает безучастно

Всю боль ее и все ее слова.

 

Напрасно ждать и мучиться? Опомнись…

Как просто жить, не помня этих бед,

Когда стеною каменная полночь

Запрятала во тьму ненужный свет.

 

Блуждать, не зная – есть ли счастье, нет ли,

Уснуть, приюта так и не найдя…

Всю жизнь принять, как принимают ветви

Холодное страдание дождя.

 

 

                            * * *

Мне трудно молиться, мне трудно беседовать с ближним,

Прошу, исцели мою память.

Сверни диалог безначальный со знаками лишними,

Как древний пергамент.

 

Пожалуйста, просто приснись, протяни мне ладонь свою –

Прижаться губами.

Назначь мне свиданье прошедшей несбывшейся осенью,

Приди и спаси мою память.

 

Не бойся меня - я ребенок, не знающий истины,

И счастья чужого не рушу.

Мне трудно дышать, оттого я прошу о немыслимом:

Спаси мою душу…

 

 

                            * * *

На озаренной северным сияньем

Своей земле я верный олененок,

Охваченный мольбой и покаяньем.

Хоть голос мой по-детски слаб и тонок.

 

Я слишком твой. А север – слишком дальний,

О, приручитель верный мой, спасибо,

Еще печальнее, еще печальней

Смотри в глаза, иди по снегу. Ибо

 

И эту песню не дано закончить,

Но от нее и больно мне, и звонко,

Пока твой самый нежный колокольчик

Еще цветет на шее олененка.

 

 

                            * * *
                         «С любимыми не расставайтесь»
                                                                          В.Кочетков

Юные листья солнечно шепчут имя весны,

Светлое , очень простое – само дыханье –

Люди спешат от любимых в свое изгнанье,

Кем-то больные, кому-то и сами так же нужны.

 

Скрипка разлуки, знаешь ли, кто тобой не пленен?

Плач твой сильней полюбили, чем голос счастья.

Легче весною печалиться и прощаться

И оставлять, прощаясь, звуки имен.

 

Все оставлять друг другу, прощаясь, кроме оков.

- Вечность, держи его крепче! – кричать вдогонку…

Господи, милостив будь к Своему ребенку,

Не отпускай, как я отпускаю, в холод веков.

 

 

                           * * *

Друг другу не нужен никто так сильно, как мы с тобою

Друг другу сейчас не нужны. А сердце в крови

Замрет и забьется упрямо, мешая своими сбоями

Спокойной и тихой смерти нашей любви.

 

Цепляться за нити дождя, который уносит в небо,

Молить продолжения грусти – благослови…

Зачем понимающе смотришь? С тобою такого не было,

Нам не о чем вместе плакать, кроме любви.

 

Друг другу никто не верит так слепо, как мы не верим

Ни слову друг друга, мой искренний визави.

Нас связывают преграды. Все остальное потеряно,

И нет преград безнадежней нашей любви…

 

 

                            * * *

Простор небесный и земная твердь

Не утаили мудрого ответа –

Ты музыка и свет, ты жизнь и смерть,

Но было больно мне поверить в это.

 

Хрустальный вечер в небесах разлит,

Еще не стерты солнечные фрески,

И ветка, чуть надломлена, болит,

К холодному окну припав по-детски.

 

Ты музыка в кромешной тишине

И свет, который недоступен слову.

Ты жизнь, что больше недоступна мне

И смерть, не приходящая по зову.

 

 

          Зритель

Быть иль не быть… -

О, зритель, силься вновь

Изобразить беспомощность усмешки.

Вся жизнь твоя – публичная любовь

К трагедии, что совершится в спешке.

 

Нежнее лгут актеров голоса,

Уснувший прах столетий сотрясая,

И Гамлета понять за полчаса

Так просто, как погибнуть, мир спасая.

 

Бесчувствие доводит нас до слез,

Но есть еще последняя минута…

И вдруг звучит заученный вопрос –

Из зрительного зала почему-то.

 

 

                            * * *

На небе, ясном и высоком,

Сегодня нет тебя туманней.

О чем ты плачешь, Ангел ранний,

Не о моем ли одиноком

И гордом сердце?

 

О тихий свет, о Ангел Мудрый,

Не знаю, что со мною стало, -

Цвести ли розой перестало

Над миром благостное утро,

Остыло ль солнце…

 

Нет, все как прежде. Только шире

Обида раскрывает крылья,

Я умираю от бессилья…

Скажи, как жить мне в этом мире,

Чтоб Ты не плакал…

 

 

                            * * *

И тихий шелест крыл печали.

И беззащитность красоты,

И песня, что пришла в начале

Твоей волшебной немоты…

 

Все повторилось. Но так ново

Звучание знакомых нот –

Так горизонт пути земного

Всех страждущих к себе зовет…

 

 

                           * * *

Я напрасно молила: исцели меня,

Больную тоскою прошлого века…

Ты полюбишь серебряный звук имени

Сильнее, чем всякого человека.

 

Но я тоже, я тоже зову звуки лишь,

Слова и небесно – земные краски,

И я думала, ты меня исцелишь

Единственным взглядом сквозь холод маски.

 

Но не стал мне спасеньем твой взгляд пристальный,

И пристален взгляд твой не оттого ли,

Что проходишь ты мимо моей пристани,

Как счастие – мимо забытой боли…




 

 

 

Литературный интернет-журнал Колесо