эмблема журнала КОЛЕСО   Колесо - литературный журнал №18, январь-февраль 2009 года
Проза

Виктор Лебедев

Ветер в голове

Почему я не ветер? Ветер знает все, самое сокровенное и тайное, загадочное и темное, развратное и пошлое. Перед ним нет дверей и замков. Ветер гуляет сам по себе, не спрашивая разрешения. Он живет собственной жизнью и дает жизнь другим. Он везде и нигде. Везде и нигде.

Странное начало. Но именно так захотелось начать. По-другому бы не вышло.

***

Конец лета. Последняя неделя августа. Время, когда начинаешь грустить и сожалеть о том, что оно подходит к концу. Лето всегда пролетает быстро. Впрочем, как и осень, и зима, и весна.

Расставания с летом не получилось. Стоял у окна и ждал, пока часы отсчитают последние минуты лета. Слушал ветер. Вот оно – последнее дыхание лета. Но отчего же так тоскливо на душе? И дико грустно. Лето ушло по календарю, но осталось в душе. Прощания не вышло. А наутро, идя уже по осеннему городу, я заметил первые опавшие листья. Небо, пусть по-прежнему ясное и синее, было осенним. Солнце грело также, но было осенним. Даже улицы были прибраны по-осеннему. Осень вступила в свои права. Незаметно и величественно, тихо и немного надменно, не спеша, она захватила город. А душа рвалась вслед за летом, надо было еще столько успеть сделать. Но ничего не вышло. Время было упущено. В воздухе пахло осенью.

***

Вы когда-нибудь пробовали долго смотреть на часы? Наблюдать, как секундная стрелка раз за разом совершает полный оборот, каждый раз отсчитывать вслед за ней, с ужасом думая, не ошибется ли она и вместо 60 ударов будет 59 или даже 58, не крадет ли она у нас время. Но нет, каждый раз с облегчением вздыхать – ровно 60, ни больше, ни меньше.

***

В воздухе пахло дождем. Не сыростью, что витает в воздухе после осевшего на траву тумана и заставляет сбросить с ног ботинки или кеды и мчаться, что есть сил по влажному зеленому ковру и, вконец устав и запыхавшись, собирать руками росинки с сочных листьев и вдыхать свежий аромат прохладного ветерка; и не водой, когда стоишь на берегу реки или озера, и тихий мерный шум, изредка нарушаемый всплесками волн у берега, навевает на еще не свершенные дела и заставляет задуматься о таинствах и загадках далекого прошлого; время перестает существовать в таком месте, так как время невластно над природой – одна волна сменяет другую, за ней – третья, но на характер реки или озера это не влияет ни в малейшей степени. Река остается рекой, и взгляд не улавливает тех малейших, не заметных человеческому взгляду отличий, что она проносит мимо.

Нет, я говорю о дожде – настоящем, проливном. Именно том, что так часто случается осенним утром или днем, таким как сегодняшний. Рваные, сухие клочья, напоминающие обрывки вылинявшей от времени одежды и потерявшей всякий цвет, уступают место сплошному серому покрывалу, закрывшему все небо. Постепенно оно приобретает свинцово-серый оттенок, так, что теряется всякая грань между днем и ночью. И трудно назвать точное время, если не взглянуть на часы. Именно в такое время всерьез задумываешься о смысле жизни.

А между тем небо продолжает вершить судьбы людей. Огромные тяжелые капли с глухим стуком по мостовой возвещают о начале представления. Быстро пустеют улицы, и без того не особо людные.

Небо продолжает свою песню. Редкие капли вдруг резко сменяются потоком веселых ругательств, как будто игра, правила которой известны лишь дождю. За миг смыты все предрассудки, обязательства и правила Большого Мира. Только дождь – хозяин. Все остальное отошло на второй план. Сливаются фонари и светофоры, дома и магазины, аптеки и киоски. В такой день приятно сидеть дома, в тепле, у окна и смотреть, как размытый город теряет краски, превращаясь в загадочное существо, впитывающее как губка жизненную силу-влагу. По окнам стекают ручейки воды, тяжелые капли барабанят по крыше, все рутинные дела отошли на второй план – шум непрекращающегося потока мерно усыпляет и можно думать о многом, мечтать, представлять и фантазировать, вспоминать старое и думать про завтра…

Вот и сейчас небо нависло над нашим городом смутной, неясной угрозой. Оно тянет свои руки-щупальца, постепенно захватывая все вокруг, будто лавина, сошедшая с гор, или несметное полчище воинов, незнающее преград и поражений…

И я уже с нетерпением жду, когда блеснут в воздухе первые капли, и город умоется чистейшей водой с неба, чтобы после предстать перед нами в своем совершенно новом, свежем виде…

В воздухе пахло дождем.

 

 


 

Р В Р’В build_links(); ?>