эмблема журнала КОЛЕСО   Колесо - литературный журнал №18, январь-февраль 2009 года
Проза

Виктор Лебедев

Вера

Пронзительный звонок телефона отозвался в моей голове очередным приступом головной боли. Проклиная изобретателя Белла, придумавшего этот «чудо-аппарат», я зарылся лицом в подушку, но пронзительный трезвон продолжался, вознамерившись, очевидно, расколоть мою голову. Я приоткрыл один глаз. Часы на журнальном столике показывали, что уже без десяти десять. Вот те на! Так можно проспать все на свете. Телефон замолчал, и я вздохнул с облегчением, но, как оказалось, преждевременно. Через секунд пятнадцать он зазвонил снова – вопль вселенной проник в мои уши, силясь порвать барабанные перепонки. Я медленно сел. Голова гудела и соображала крайне плохо. Сорвав телефонную трубку, я чуть ли не прорычал:

- Алло?

- Алло? – отозвался глухой с хрипотцой мужской голос. – Веру позовите.

- Какая к черту Вера?! – взорвался я. – Вы ошиб…

- А-а, Верунчик, привет. Не узнал тебя сразу. Ну, как ты?

- Придурок! – вырвалось у меня. – Иди проспись!

- Эй, подожди, ты чего это? Сама же дала вчера свой номер. – И незнакомец медленно зачитал мне мой же телефон.

Силы оставили меня, и я бросил трубку. С полчаса я просидел, не двигаясь, обхватив руками голову, пока боль в висках немного не стихла. Решив попить воды, я тихо побрел на кухню, но не дошел до нее, поскольку в прихожей меня заинтересовали два крайне удивительных обстоятельства:

(1) - возле входной двери стояли черные женские туфли на высоком каблуке. В том, что они – женские, не было никакого сомнения; и

(2) - рядом, на тумбочке, стояла такая же черная женская сумочка.

«Черт-те что!» - подумал я. Обшарив всю квартиру и заглянув во все двери и шкафы, я понял, что нахожусь здесь один. Не оставалось ничего, кроме как заглянуть в сумочку, чем я и не преминул воспользоваться. Там было два отделения: в первом – помада, тушь и прочие гигиенические штучки, а вот во втором были кошелек и паспорт. Недолго думая, я раскрыл последний. Вы не поверите, документ был выдан на имя Петренко Веры Тимофеевны, тут же рядом была ее фотография. Если бы у меня не болела голова, то я бы сказал, что она очень даже ничего, но сейчас меня волновал другой факт. Как все это оказалось в моей квартире? Попытался вспомнить, как я провел вчерашний вечер, и за минут пять сумел восстановить примерно вот такую картину: вчера я со своим другом на двоих вылакали почти две бутылки водки, нет ну не сразу, а за вечер. Ну, еще пару стаканчиков пива; как добрался домой – большая загадка. Но никаких девушек с нами не было. По крайней мере, до того момента, как мы выходили из бара. Дальше – белое пятно, провал.

Каким образом вещи Веры оказались в моей квартире? Да еще и этот звонивший, очевидно, ее знал. Ситуация стала меня понемногу напрягать.

Я решил привести себя в порядок, умыться и почистить зубы. Зайдя в ванную, я включил холодную воду и сунул голову прямо под кран. Немного полегчало. Мысли чуть прояснились. И тут случилась ужасная вещь. Подняв голову, я увидел, что в зеркале над раковиной отражается лицо Веры.

 

 


 

Р В Р’В build_links(); ?>