Колесо - литературный журнал
Настольная книга

 

 

Сысуева Ольга

  Пушкин и Каролина Собаньская
  Тайная муза Александра Пушкина
  Надежда Львовна Сологуб

Музы Александра Сергеевича Пушкина

Пушкин и Каролина Собаньская

Жизнь светского общества в Киеве протекала особенно оживленно в губернаторском доме. На Левашевской улице по вечерам, особенно в дни праздников, собирался весь город. В толпе гостей оказался однажды и Александр Пушкин.

Дом Раевских, где остановился поэт, сообщался с губернаторским домом общим садом. Естественно, соседи часто виделись. В доме губернатора Ивана Яковлевича Бухарина и его супруги Елизаветы Федоровны поэт встречался с незаурядными людьми - будущими декабристами, с польскими патриотами.

Однако влекло его и другое. В пестром хороводе местных красавиц он сразу же выделил двух элегантных дочерей графа Ржевуского. Обе были замужем. Младшей, Эвелине, исполнилось семнадцать, и была она, по словам знавших ее тогда, «красивой, как ангел». Старшая, Каролина, отличалась не меньшей привлекательностью, но уже тогда это была красота сладострастной Пасифеи.

Каролина была старше поэта на шесть лет. Она произвела на него неизгладимое впечатление. Тогда, в Киеве, она, как комета, вспыхнула на его горизонте и исчезла. Но не навсегда - поэт неожиданно встретил ее в Одессе.

Каролина обладала роскошной фигурой. Ее округлые плечи, пышная грудь, нежные, красивые руки, притягивали многих. О ее необыкновенных огненных глазах, которые, раз увидев, невозможно было забыть, вспоминал ее современник Б. М. Маркевич. Очи эти обжигали каким-то затаенным пламенем и, казалось, тайно сулили неземные радости. И сердце Александра Сергеевича воспылало под действием этих неземных, магнетических очей.

Радость встречи с Каролиной омрачил Ганский, муж Эвелины, который, заметив, как поэт вожделенно смотрит на его свояченицу, намекнул, что страсть его может оказаться роковой.

Однако, Пушкин продолжал искать с возлюбленной встреч, посещая вместе с ней театры, бывая на одних и тех же балах,

Но им суждено было расстаться…

«Они расстались, но во сне

Она ему являлась часто,

И грудь горела вся в огне,

Горела страстно и ужасно.

 

Но ждал ли Пушкин встречи снова?

Наверно нет, но вот судьба

К поэту так была сурова,

Что с ней ещё его свела.

 

Она плыла, как будто фея,

Сходила что к нему во сне,

И снова страсти Гименея

Вскружили голову во мгле.

 

Но было ль счастие возможным?

«Увы, увы»…- шептал поэт.

Опять всё оказалось ложным,

Хоть и казалось: будет свет».

Встретились они снова через шесть лет, в холодном, мрачном Санкт-Петербурге. Чувство поэта вспыхнуло с новой силой, и он, как в лихорадке, набросал несколько посланий к возлюбленной. В этих письмах он признавался, что испытал всю силу ее власти, что обязан ей тем, что познал все муки любви, которую преодолеть не может. Поэт так и не решился отправить послания возлюбленной. В 1935 году Т. Г. Цялковская установила, что адресат этих двух самых страстных писем Пушкина именно Собаньская – роковая полька, которую называли еще «одесской Клеопатрой». Имя этой Каролины долгое время отсутствовала в списках женщин, претендующих на высокое звание «музы поэта» из-за ее агентурной деятельности, которую она вела в России на службе у барона фон Витта. Она многих предавала, и многие поражались ее холодности и беспринципности. Среди пострадавших оказался и ее соотечественник, Адам Мицкевич, тоже плененный ей. Ему она принесла только несчастья, сделав «одиноким странником», опальным в Одессе. Мицкевичу было очень тяжело, и примерно в это же время он познакомился с А. С. Пушкиным. А, когда они снова встретились в столице, Каролина Собаньская позвала их на чай обоих. Адам сумел перебороть жгучее чувство, а вот Александр вспомнил былое…

Любовь Пушкина к Собаньской

 

«Я вновь люблю, но страсти жар

Меня не радует, терзает.

В душе безумствует пожар,

Ужасный огнь меня сжирает.

 

Я не могу жить без неё,

Она - жестокий демон ночи.

Она – несчастие моё,

Туман, мои затмивший очи.

 

Хочу быть близким с ней – нельзя.

Отказ. О, как она жестока!

Страдаю по Собаньской я,

Но всё лишь просто воля рока».

Каролина не зря приглашала в свой салон таких видных поэтов, как Мицкевич и Пушкин: распаляя их страсть, и удерживая у себя, она спокойно вела за ними наблюдение.

Собаньская была той женщиной, настоящая роль которой в жизни поэта не установлена. Многие считают, что Собаньская была к Александру Сергеевичу «подослана», хотя Анна Ахматова утверждала, что так судить нельзя. Она считала, что чувство Пушкина к ней было искренним, и ее отказ вполне естественным. Отрезвление пришло несколько позже, и в 1830 г . поэт написал следующее стихотворение, посвященное роковой польке:

«Я вас любил: любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем.

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил, безмолвно, безнадежно,

То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам бог любимой быть другим».

 

Полностью избавился он от ее влияния только тогда, когда встретил свою истинную любовь – изящную красавицу Наталью Николаевну Гончарову.


 

Читать далее:

  Пушкин и Каролина Собаньская
  Тайная муза Александра Пушкина
  Надежда Львовна Сологуб

 


 

 

Колесо - литературный журнал