Литературный интернет-журнал Колесо
Публицистика

 

 

Есенин, Дункан и черти

Намедни я посетил один провинциальный театр. Неважно, в какой постсоветской стране он находится, неважно, в каком городе.

В любом N-ком уезде есть такое старое здание со следами евроремонта и надписью «Русский драматический». Там есть свои актёры, десятками лет играющие одни те же роли, их даже узнают на улице, но не берут автографов. Есть свои завсегдатаи-театралы с сумасшедшими глазами и прикидом аля- диссидент. Но впрочем, речь сейчас не о них.

«Есенин и Дункан» - так называлась пьеса. Успешно преодолев билетерш и театральную вешалку, я устроился в зале в ожидании представления. Правда, здесь есть одно «но».… В этот день в театр ворвалась толпа студентов и школьников в сопровождении истерически вопящих преподавателей. Твою мать! Что здесь началось – ни в сказке сказать, ни пером описать (в последнем слове ударение проставьте сами). Шум. Гам. Стены храма искусства содрогались, щедро делясь вековой пылью.

Спектакль начался. Зал затих. Я расслабился в предвкушении…Хрен там! Из «карманов» сцены появились актёры, а из карманов поколения, выбравшего «пепси» и «сникерс», сотовые телефоны. Бесконечное пиликанье раздражало меня так, что я готов был позабыть о приличиях и засадить безусым юнцам по их безусым харям, а не по годам половозрелым девкам… Впрочем об этом я умолчу, дабы меня не обвинили в распространении порнографии.

Тут не выдержали актеры, и со сцены была брошена реплика совсем не свойственная для начала 20 века, в котором, по идее, и происходили события спектакля: «Отключите сотовые!»

Отключили. И переключились на обсуждение спектакля. Вслух. Наибольшее восхищение вызвали сиськи Дункан и «долбаннутость» Есенина. Предлагалось придушить еще до конца спектакля «сучку» Исидору ее шарфом и выпить с Серёгой.

Я находился где-то на третьем уровне медитативного оргазма, когда наступил апофеоз. Актер, игравший Есенина, вышел на авансцену со словами «Эй вы, черти!» И тут из зала раздался басок молодого бычка: «Э, ты чо. Сам черт!» И только я решил перейти на четвертую ступень медитации, как позади меня раздался срывающийся голос престарелой театралки: «Да заткнитесь вы, уроды!»

Что там было дальше – не знаю. Я был в нирване от интерактивности авангардно-провинциальной постановки.

Да здравствует искусство!

 

Николай Чумаков

 




 

 

 

Литературный интернет-журнал Колесо